Беседка - русскоязычный форум в Израиле: Обо всем - Беседка - русскоязычный форум в Израиле

Перейти к содержимому

  • 2 Страниц +
  • 1
  • 2
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Обо всем интересные материалы в переводах

#1 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 14 Февраль 2004 - 21:05

Я иногда делаю переводы для одного женского журнала, и иногда попадаются удивительные вещи, с которыми мне хотелось бы с вами поделиться.

У меня несколько таких материалов. Представляю вашему вниманию историю любви Симоны де Бовуар и Жан-Поля Сартра.

"Симона, любовь моя..."

Симона де Бовуар – это символ феминизма. Ее книги "Второй пол" и "Мандарин" стали манифестом, провозглашающим освобождение женщины от пут, которые сковывавали ее на протяжении всей истории человечества. Симона была центром философского кружка, во многом определившего западное мышление прошлого века.

Симона де Бовуар родилась в 1908 году в Париже. Ее отец Жорж де Бовуар был адвокатом, сибаритом, неисправимым волокитой и убежденным атеистом. Фрэнсис, мать Симоны, - напротив, ревностная католичка. Она отправила своих двух дочерей учиться в католическую школу. В конце Первой мировой войны семья де Бовуар обнищала. Отец, вложивший свой капитал в акции железных дорог России, был вынужден теперь работать на обувной фабрике. С беззаботной жизнью было покончено: прислугу уволили, а семья переехала в маленькую квартиру. Единственным утешением юной Симоны были книги. Ее успехи в рукоделии, игре на фортепиано и пении были более чем посредственными. По математике у нее были низкие оценки из-за плохого почерка.

Встреча с Жан-Полем

Больше всего Симону привлекала философия, здесь она успевала лучше всех. В те годы считалось, что философия – это ключ к истине.

В 19 лет Симона написала в своем дневника: "Я не готова к тому, чтобы строить свою жизнь, собразуясь с чьими бы то ни было желаниями, кроме собственных". Она поступила в Сорбонну на философский факультет. В то время на факультете задавала тон обособленная троица студентов, считавших себя элитой. Их звали Эрбо, Низан и Сартр.

Голубые глаза де Бовуар привлекли внимание Эрбо, и она даже была удостоена беседы. А в конце семестра Симона получила приглашение на совместную подготовку к экзаменам. Инициатором идеи был Сартр.

Постепенно молодые люди сходились все ближе и даже стали назначать друг другу свидания. Так зародился самый интеллектуальный союз 20-го столетия.
Сартр решил, что Симона будет принадлежать ему. "Она была красива, даже когда надевала свою уродливую шляпку. В ней удивляло сочетание мужского интеллекта и женской чувствительности".

Жан-Поль Сартр родился в 1905 году. Когда он встретился с Симоной ему было 23 года, а ей - 20. Во время первого свидания они пошли смотреть фильм Бастера Китона, которого Жан-Поль обожал.

Де Бовуар потом вспоминала: "Я как будто встретила своего двойника. Когда мы расстались, я знала, что он останется в моей жизни навсегда". На экзаменах он получил первое место, она – второе. Разница в оценках была незначительная. Но этот порядок – сначала он, а потом уже она – сохранился на всю жизнь.

Они уехали на десять дней на каникулы, а, вернувшись в Париж, стали любовниками. После учебы Сартра забрали в армию в метеорологические войска на полтора года. Симона осталась в Париже и продолжала учиться. По окончании армии Сартр получил место профессора в Гавре. Там они смогли встречаться только во время отпуска. Уже тогда у Сартра было пять любовниц. Но свои отношения с де Бовуар он назвал "морганатическим браком", себя при этом относя к аристократам, а Симону – к простонародью. Хотя в действительности все было наоборот. Они заключили соглашение о полной "прозрачности отношений": не скрывать друг от друга свои любовные связи.

В Париже Симона и Жан-Поль получили должности преподавателей философии. Они поселились в разных отелях, но виделись ежедневно. Сартр и де Бовуар никогда не ночевали под одной крышей.

Париж в те годы переживал бурный расцвет искусств. Открывались кафе художников, клубы, кинотеатры. Сартр обожал ходить в кино, сидеть в одном из кафе Монпарнаса с друзьями-художниками и прочими представителями богемы, которые души в нем не чаяли. Жизнь была прекрасна.

В 1934 году Сартр встретил Ольгу Козакевич, светловолосую русскую аристократку, которая стала его постоянной любовницей.

У Симоны также был роман с Ольгой, которая, как оказалось, издевалась над ними обоими. Ольга настояла, чтобы они с Жан-Полем ехали в отпуск, оставив Симону в одиночестве. Когда они вернулись, Сартр отказался поведать Симоне, что же между ними произошло. Он сделал Ольге предложение, но их семейный союз не состоялся, и Жан-Поль переключился на сестру Ольги – Ванду. Де Бовуар все знала, но молчала. Она не хотела потерять Сартра. "Он был первым мужчиной в моей жизни", - объясняла Симона своему любовнику Нельсону Алгрену.


Романы Симоны


Сделав вид, что ей безразличны любовные истории Жан-Поля, Симона вступала в связи со своими ученицами. С одной из них, Бьянкой Ламблен, ставшей впоследствии профессором философии, Симона поехала отдыхать в деревню, а потом передала ее Сартру, который, как выяснилось, оказался никудышним любовником.

В Европе наступил мрачный период. В Испании началась гражданская война. Сартр, Де Бовуар и их друзья с ужасом наблюдали за тем, как Франция отказалась помогать республиканцам, в то время как итальянские фашисты и немецкие нацисты помогали генералу Франко захватить власть. Во Францию стали прибывать беженцы из Германии со страшными историями о злодеяниях нового режима.

Когда началась Вторая мировая война, Сартар опять был мобилизован в метеорологические войска. Симона осталась в Париже и продолжала заниматься преподаванием. 21 июня 1940 года Сартр попал в плен к немцам, где, как ни удивительно, продолжал писать. Но и Симона не сидела сложа руки. Она написала роман "Девушка приглашена в гости". В нем рассказывалось об одной особе, которая проникла в супружескую жизнь двух интеллектуалов и разрушила их союз. Любовная связь Ольги с Жан-Полем и Симоной, длившаяся несколько лет, даром не прошла.

Когда в 1943 году Сартр вернулся из плена, Симона показала ему свою книгу, чтобы услышать его мнение. Сартр пришел в восторг и написал письмо в престижное издательство "Галимар". В тот же год книга вышла в свет. Симона де Бовуар прекратила преподавательскую деятельность и занялась сочинительством. С этого момента Сартр и де Бовуар стали показывать друг другу все, что написали.

Тем временем Сартр вошел в ряды Сопротивления. Он основал газету "Комбэ", где печатал прокоммунистические статьи и стал пропагандировать свою знаменитую философскую систему – экзистенциализм. Существование человека, утверждал Жан-Поль Сартр, не имеет цели. Человек волен осуществлять действия, которые придают его существованию смысл. Де Бовуар разделяла его взгляды.

В 1945 году, когда война кончилась, Сартр разорвал свое соглашение с Симоной и уехал в Нью-Йорк. Один. Такое случилось впервые.
В Нью-Йорке Сартр познакомился с хорошенькой актрисой Долорес Ванетти Эренрейх и влюбился в нее. Он не вернулся в Париж, как планировал, а остался в США. Симоне в ту пору было 37 лет. Их интимные отношения с Сартром прекратились давно. С другими мужчинами она не показывалась публично. "Люди ждали, что я буду верной Сартру, - писала она. – Поэтому я делала вид, что так оно и есть".


Алгрен предлагает руку и сердце


В 1947 году Симона полетела в США. Нельсон Алгрен, - писатель, автор книг о жизни обычных людей в США и жителей чикагских трущоб, - вызвался показать французской интеллектуалке город. Симоне было 39, Нельсону на год меньше. Они страстно полюбили друг друга. Он хотел создать с ней семью. Но Симона отказала. Она была готова отказаться от всего, кроме вероломного Сартра. Любовная история Алгрена и де Бовуар длилась 14 лет, она писала ему страстные любовные письма, в то время как у нее был роман еще с одним мужчиной, но тем не менее Симона хранила преданность Сартру.

Интеллектуальная близость имела для нее гораздо большую ценность, чем сексуальная. В 1949 году де Бовуар выпустила новую книгу. Это было биологическое, социологическое, антропологическое, политическое исследование, вышедшее в двух томах. Симона назвала его "Второй пол". Книга открывалась высказыванием философа Серена Кьеркегора: "Родиться женщиной – какое несчастье! Но в 70 раз большее несчастье, когда женщина этого не осознает".

Де Бовуар обвинила род мужской в том, что он всегда использовал женщину для своих социальных и экономических потребностей. "Женщиной не рождаются, ею становятся", - писала Симона. Де Бовуар обличала капиталистическое общество в эксплуатации женщины. Женщина – это лишь тело, удовлетворяющее сексуальные потребности мужчины. Но в то же время общество проявляет беспокойство, создавая формы социальной защиты для женщины, которые на самом деле угнетают ее. Равенство будет достигнуто, утверждает Симона, когда женщины сами поймут свое абсолютное равенство с мужчинами.

Книга вызвала бурю положительных откликов. За первую же неделю было продано 22 000 экземпляров на французском языке. По всему миру она расходилась миллионными тиражами, ее переводили на десятки языков. Симона была удостоена лестного титула "бабушка феминизма".

Когда стало известно, что у де Бовуар были лесбийские связи, разразился скандал, ибо тогда эта тема была под запретом. Уважаемые профессора рвали книгу на клочки. Писатель Альбер Камю пришел в бешенство, он утверждал, что де Бовуар превратила французского мужчину в объект презрения и насмешек.

Католическую Францию всколыхнуло громогласное заявление Симоны о том, что она поддерживает право женщины на законные аборты.

После выхода книги на Симону де Бовуар посыпались приглашения читать лекции.

В 1954 году де Бовуар опубликовала еще одну книгу – "Мандарины", где раскрывала свою историю любовных отношений с Алгреном, который в романе выступал под именем Луиса Брогана. Алгрен был возмущен, поскольку его личная жизнь стала достоянием миллионов. Симона написала ему: "Роман не отражает историю наших отношений. Я пыталась извлечь из них квинтэссенцию, описав любовь женщины, похожей на меня, и мужчины, похожего на тебя". Де Бовуар была награждена премией Парижской Академии братьев Гонкур и на эти деньги купила первую в своей жизни маленькую квартиру в Париже, окна которой смотрели на кладбище Монпарнас.

Письма Симоны к Алгрену, опубликованные после ее смерти, открыли одну тайну: Симону преследовал панический страх перед тем, что ее любвь к нему может оказаться сильнее рассудка, и это приведет ее к физическому уничтожению. Сартр повез ее развеяться в Швецию, но и там Симону мучили страхи. "Я помню, что у меня на затылке был желтый глаз, который протыкала спица", - писала Симона. Они переписывались много лет, в последний раз они виделись в 1960-м году.

Отчаявшись, Алгрен второй раз женился на своей бывшей жене. Он никогда не простил де Бовуар. В своем последнем интервью, которое он дал в 1981 году, через год после смерти Сартра, Нельсон с горечью рассказывал о ее предательстве. "Да выставляйте уже на показ все!" – в гневе воскликнул он. И корреспонденту пришлось покинуть дом Альгрена. Наутро его нашли мертвым. Он скончался от сердечного приступа.


Клод и Симона


В 1952 году у Симоны начался роман с Клодом Ланцманом, который сегодня известен как автор книги "Катастрофа". Ланцман был корреспондентом в газете "Новые времена", которую редакторовали де Бовуар и Сартр.
Клоду было 27, ей – 44. Коммунист, революционер, ставивший себя выше других. Но к Симоне относился с почтением, он ни разу не обратился к ней на "ты". Его обаяние и нагловатость очаровали Симону. Она писала: "Его близость освободила меня от бремени моего возраста. Благодаря ему я вновь обрела способность радоваться, удивляться, пугаться, смеяться, воспринимать окружающий мир".

Ланцман был единственный, кто переехал к ней в квартиру, уничтожив остатки традиционного идеализма, внушенного ей в детстве. Их роман длился семь лет. Но интимные подробности их совместной жизни были растиражированы Симоной.


Разрыв


Де Бовуар и Сартр встречались ежедневно. Им обоим довелось увидеть, как их теория получает признание во всем мире. Сартру присудили Нобелевскую премию, но он демонстративно отказался от нее, заявив, что "комиссия занята распределением писателей по категориям".

Де Бовуар же вручили премию Иерусалима, которую она приняла.
В течение лет, прожитых без взаимных чувств, интимных отношений, без детей, Симоне оставалось утешать себя лишь интеллектуальной близостью. Но новая женщина вторглась в их жизнь - Арлетта Элькаим, юная еврейка из Алжира. Поначалу Симона не обеспокоилась. Элькаим показалась ей одной из случайных любовниц, бесконечной чередой проходивших в жизни Сартра. Но Жан-Поль стал избегать Симону. Раньше он ходил работать к ней домой, а теперь переметнулся к Арлетте. Он даже не давал де Бовуар читать свои новые работы под тем предлогом, что они еще были не готовы.

Две женщины ненавидели друг друга. Но Симона еще не осушила до дна горькую чашу. В 1965 году Сартр решил официально удочерить Элькаим, но предпочел не афишировать это. После долгих лет мучительной жизни де Бовуар видела, как у нее на глазах духовное наследие Сартра переходит к другой женщине. Тогда и де Бовуар удочерила одну из своих подруг, Сильви ле Бон, и завещала ей свои труды и деньги. Критики утверждали, что она пыталась подражать Сартру, другие намекали, что ле Бон была на самом деле любовницей Симоны.

Когда в 1970 году Сартр заболел, Симона была рядом с ним. Она самоотверженно ухаживала за ним, не прерывая своих интеллектуальных занятий. Ее рассказ о старости, написанный впоследствии, запечатлел те изменения, которые произошли в ее жизни. "Я пересекла много линий в моей жизни, казавшихся мне размытыми. Но линия, очерчивающая старость, жесткая, как металл. Тайный, далекий мир внезапно надвинулся на меня, и нет пути назад".


"Был покой, Жан-Поль"


Состояние Сартра все ухудшалось. У него начались приступы. Де Бовуар помогала ему, но последнее предательство Сартра уже притаилось за углом. Бени Леви, друг Элькаим, опубликовал серию бесед с Сартром, в которых философ отказывался от своего атеизма. Для Симоны это было уже слишком. Элькаим напечатала статью в "Либерасьон", в которой утверждала, что Симона угрожала собрать суд из учеников Сартра, где он подтвердит свое отречение. В конце концов Сартр опубликовал свои последние труды, вообще не советуясь с де Бовуар. Сартр скончался 15 апреля 1980 года.

В книге "Адье" Симона описала болезнь Сартра, его физическое и психическое состояние, агонию и конец. "Он протянул ко меня руки и сказал: "Симона, любовь моя, я так люблю тебя, мой Бобр". Это были последние слова Сартра. Симоне позволили остаться с ним до пяти утра. Она легла рядом с ним, прижалась к телу человека, который был главной любовью все ее жизни. Вернувшись с похорон домой, она напилась. Друзья нашли ее лежащей на ковре в беспамятстве. Ее отвезли в больницу, у нее оказалось сильное воспаление легких. Но Симона пришла в себя и продолжила писать. Ее книга "Адье" заканчивается словами: "Его смерть разлучила нас. Моя смерть нас не объединит".

Симона жила в своей квартирке с окнами, обращенными на кладбище Монпарнас, где теперь покоился Сартр. Со дня его смерти она больше не встречалась с публикой. Она не ходила в свои любимые рестораны, где их всегда поджидал особый столик..

Симона де Бовуар скончалась 14 апреля 1986 года в парижской больнице. Ровно через шесть лет после ухода Жан-Поля Сартра. Никто не заходил ее проведать в больницу, за гробом шли несколько человек. Сартр умер, Алгрен умер, Ланцман был в Лос-Анджелесе, работал над своей книгой о Холокосте. Врач больницы рассказывал, что ни один человек не позвонил, не поинтересовался ее состоянием. "Она была настолько всеми покинута, что мы даже стали сомневаться, на самом ли деле она – та самая знаменитая Симона де Бовуар". Великая интеллектуалка, посвятившая себя экзистенциализму, умерла в полном одиночестве.

Эпилог

После смерти Симоны де Бовуар ее дочь Сильви ле Бон издала ее письма в двух томах. Как выяснилось, де Бовуар не писала всю правду о своей жизни. Ее письма вызвали бурю возмущения. Ярая феминистка, ратовавшая за равенство мужчин и женщин, писала: "Я буду умницей, вымою посуду, подмету пол, куплю яйца и печенья, я не дотронусь до твоих волос, щек, плечей, если ты мне не позволишь". В другом письме она называла себя "послушной восточной супругой" и "любимым лягушонком". Алгрена называла "любимым крокодилом".

Неужели это писала де Бовуар? Феминистка, плюющая на мужчин?

Совместные труды Сартра и де Бовуар теперь воспринимались иначе. Он был объявлен шарлатаном, который развивал теорию, раздувавшую его "эго". Она для всех стала женщиной, которая терпела предательство всю жизнь. Всю свою жизнь Симона скрывала то, что других призывала обнажить. Великая проповедница феминизма 20 века оказалась скромной и тихой восточной супругой.
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#2 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 15 Февраль 2004 - 22:27

Это история знаменитой израильской театральной звезды Ханы Ровиной.


Царица Израиля

Хана Ровина запомнилась как одна из величайших звезд новой еврейской культуры. С ее именем связана сионистская революция начала 20-х. Ее Лея в пьесе "Диббук" стала вечной визитной карточкой израильского театра, а за исполнение этой роли зрители нарекли ее "Царица Израиля".
История Ханы Ровиной полна трагизма, хотя ее театральная жизнь вполне благополучна. На первый взгляд...
Ее детство и юность прошли в России. Страстная любовь, скитания, нелепый брак, развод и отказ от желания иметь детей, и вдруг в возрасте 46 лет рождение единственной дочери Елены.
Когда она состарилась, ролей, подходивших для ее амплуа, стало мало, и пришлось смириться: ее время прошло. Ровина, лауреат премии Израиля, скончалась в 92 года, до конца своих дней сохранив светлый ум.

Хана Ровина, одна из основательниц театра "Габима", стала первой знаменитой израильской актрисой. Следует учесть, что славу театральной примадоны она завоевала в те времена, когда женщина, выходящая на сцену, считалась позором семьи. Театр был миром Ровиной, но на его алтарь она принесла немало жертв. Хана Ровина была человеком сцены, и вся ее личная жизнь была на виду. Ее связь с поэтом Александром Пеном, женатым человеком, от которого она родила дочь, и другие события ее жизни стали предметом обсуждения за "чашечкой кофе" среди богемы Тель-Авива 50-х годов.

Создание "Габимы"

Хана Ровина родилась в Йом Кипур 1888 года, в городке Березин в России. Ее отец был богатым торговцем, хабадником. Он надеялся, что сможет обеспечить Хане и ее младшей сестре лучшее будущее, чем то, которое их ожидало в захудалом городишке. Он заботился об их образовании и был очень разгневан, узнав, что они участвуют в любительском театре. В 17 лет Хану послали учиться на воспитательницу в Варшаву. Когда она закончила учиться и начала работать в детском саду, у нее появилась отдушина: вместе с малышами она поставила несколько пьесок. В 1914 году в Варшаву приехали Менахем Генсин и Нахум Цемах. Они были одержимы идеей еврейского театра и чистоты еврейского языка. Им нужна была актриса, которая говорила на иврите. И.Гальперин, руководитель курсов для воспитательниц, предложил им "госпожу учительницу Ровину", и в этом же году состоялся ее дебют в роли старой матери в спектакле Марка Арнштейна "Вечная песнь".
Но три года потребовалось Нахуму на то, чтобы убедить "госпожу учительницу" бросить работу в детском саду и присоединиться к группе энтузиастов – основателей "Габимы". Для нее игра в театре была скорее хобби, развлечением, но не работой. В конце концов, она согласилась, но лишь до того времени, как она писала Цемаху, "пока приедут настоящие актеры". Она осталась на 60 лет.
Группа основателей определила, какими чертами должен обладать еврейский театр. С точки зрения социалистического мировоззрения, не могло быть актеров больших и маленьких, все актеры были равны. Когда Ровина стала непревзойденной звездой театра, она не просила для себя привилегий. Она жила скромно, отказывалась от "халтур", которые могли бы улучшить ее материальное положение, селилась в маленьких квартирках, зачастую пускала жильцов и ездила на автобусе.
Первым спектаклем нового театра стал "Бал у истоков", состоявшийся в 1918 году, – вечер одноактных пьес. Хану Ровину сразу заметили благодаря ее таланту, ее присутствие на сцене завораживало. Труппа ездила по городам и весям, по разным странам, и везде их ждал успех. Особым триумфом отличались гастроли в США. И тут коллектив раскололся. Большая часть труппы во главе с Цемахом решила остаться в США. Ровина пришла в себя, собрала оставшихся актеров, не дав им рассеяться на чужбине, и убедила ехать в Израиль. Через два года, в 1928 году, они поехали в Израиль, где их приняли с теплотой и любовью.

Хана и ее любовь

До приезда в Израиль труппа прибыла в Москву. У Ровиной, которой было уже за 30, были романы со многими актерами. В течение трех лет у нее была мучительная связь с актером Рафаэлем Цви, который был ее моложе на 14 лет. Он был потрясающе красив, мечтателен, романтичен и, в конце концов, бросил ее. Ровина поспешила выйти замуж за актера Моше Леви. Она объяснила своим друзьям, что Леви очень болен и нуждается в уходе. У нее была квартира в Москве, она поселила Леви у себя и самоотверженно ухаживала за ним. Но мужчина и женщина, жившие вместе и нерасписанные, вызывали осуждение. Ровина вышла за него замуж, чтобы защитить свое доброе имя. Брак сложился неудачно. Моше Леви репатриировался в Израиль и основал театр "Шатер". Ровина быстро нашла ему замену. Это был русский актер Олег Леонидов, опять-таки красавец и, разумеется, моложе ее на 10 лет. Когда прошло несколько месяцев и она узнала, что беременна, Леонидов ее бросил. Тогда она поспешила в Израиль и обратилась к Леви, своему мужу, чтобы он признал отцовство. Он был потрясен, ответил категорическим отказом и потребовал развода. Ровина сделала аборт и вернулась в Россию. Родить ребенка вне брака она не решилась. К тому же была еще причина: труппа театра "Габима" обязались не иметь детей, чтобы не повредить своей работе.

В 30-е годы она стала культовой личностью в Израиле. Мужчины ее боготворили, и в ее личных архивах осталось множество отчаянных признаний в любви. Среди них председатель Гистадрута Хаим Вейцман, который видел ее игру в Нью-Йорке и стал ее преданным поклонником, и мэр Иерусалима того времени Агронский. Она любила их, когда они были молодыми и красивыми. И таких у нее было множество. Она не была ослепительной красавицей, но, выходя на сцену, заставляла трепетать сердца.
Ровина любила светлый грим, так она выглядела решительной и драматичной. Критики ее укоряли в том, что диапазон ее ролей ограничен, она признала их слова справедливыми и сыграла величайшие роли своей жизни: Медею, леди Макбет и свою главную роль – Лею в пьесе "Диббук". Она играла 18-летних девочек, когда ей было 37.

Встреча с Александром

В Тель-Авиве она поселилась, как большинство актеров "Габимы", в районе улиц Фрога и Дов Хоз. На хануку 1931 года, когда Ровиной было 43, ее пригласила на праздничный вечер Жанна Фрог, страстная поклонница театра. На зажигание свечей также прибыл красавец поэт Александр Пен. Эта встреча перевернула их судьбы. Пен был женат, отец двоих детей, девочке было три года, а сыну исполнилось всего несколько месяцев. Но любовь ударила, как молния.
Пен стал ездить за Ровиной на все спектакли по всей стране. Когда они были на юге страны, у Пена заболел сын. У его жены, Беллы, не было денег на врача. Она рванулась в больницу, но ребенок умер по дороге от обезвоживания. По словам биографов, она похоронила ребенка, не дождавшись возвращения Пена. Когда он появился, она выгнала его из дому и уничтожила все его произведения. В тот же день он переехал к Ровиной.
Хана Ровина была счастлива. Она очень любила этого распутного и обаятельного эгоиста. Любовь вдохнула в нее новую жизнь, она была готова простить ему все: пьянство, приступы ярости, деспотизм и требовательность.
Ее друзья становились свидетелями унизительных сцен. Он не пускал домой ее подруг-актрис, которые приезжали на репетиции и разучивать роли. Ровина не протестовала. Ровина, давшая клятву, что никогда не родит ребенка, уступила под давлением Пена, который хотел общего ребенка. Ее единственная дочь Елена впоследствии поделилась семейной тайной: "Она рассказала мне, что он заставил ее забеременеть. Он говорил ей, что женщина, которой не довелось пережить роды и материнство, неполноценна". Как последний довод Александр привел ей слова К.С.Станиславского о том, что актер должен испытать в жизни как можно больше, и это обогатит его внутренний мир.

Беременность в 46 лет

Она уступила его уговорам и предала клятву труппы, отдав на поругание свою душу и доброе имя. Она забеременела.
Ей было 46 лет. Народный символ, Лея-праведница из "Диббука". Одинокая и беременная. Израиль будоражило. Ни для кого не было секретом, что ребенок, которого она носила, - плод связи с женатым мужчиной Александром Пеном. Из-за того, что ее беременность была под угрозой, Ровиной пришлось на седьмом месяце лечь в больницу "Ха-Даса" в Иерусалиме.
Накануне родов у нее начался страшный токсикоз, и ее состояние было критическим. Ее друзья из театра и даже недоброжелатели молились за ее выздоровление. В Ту би-шват, 10 февраля 1934 года она родила дочь, которую она назвала Елена. Пять месяцев она лежала в больнице, находясь между жизнью и смертью. Верховный комиссар сэр Артур Уокоп, посылал ей каждый день розы.
В больнице Пен познакомился с медсестрой Рахелью, которая станет его следующей любовницей и матерью его дочери. Ровина вернулась с дочкой в свою квартиру в Тель-Авиве.
О том, что происходило в последующие месяцы, известно немного. По одной из версий, Хана решила оградить своего ребенка от приступов пьянства и бешенства отца и выгнала его из дому. По другой версии, он оставил ее. Так или иначе, Александр Пен и Хана Ровина расстались, когда их дочери исполнился год. Материнство обременяло ее. Она жаждала вернуться на сцену, ибо там она получала заряд сил и энергии. Ей нужна была абсолютная тишина, чтобы учить роли и отдыхать. Маленькую Елену сперва отдали няне, а когда в "Габиме" начались спектакли, то девочку отдали в приемную семью. В три года, когда театр отправился на длительные гастроли, малышку отправили в кибуц. Ровина сдала детскую комнату жильцу, и с трех лет Елена уже росла в кибуце. А мама приезжала навестить ее раз в месяц. Пен приезжал еще реже, только в том случае, если у него были вечера поэзии в тех краях.
В 17 лет, с одобрения Ханы, Елена Ровина поехала в Италию изучать оперное искусство, но, к огорчению матери, занялась модельным бизнесом. В 1956 году она познакомилась с Биллом Стюартом и вышла за него замуж. После развода она вышла замуж за Ури Зоара, развелась и с ним и вышла замуж в третий раз за бизнесмена Гуриона Вейсмана. У них родилась ее единственная дочь Майя. Это был бы спокойный и мирный брак, но Вейсман умер от рака через несколько лет. Сейчас она замужем за Рафи Вейзером.
Елена, которая никогда не познала, что же такое нормальные, теплые, доверительные отношения между матерью и дочерью, постаралсь исправить это и стала идеальной матерью для своей дочери (которая тоже изучала оперное искусство и поселилась за границей).
Елена выработала тактику защиты своей матери от осуждения. Она утверждает, что Хана Ровина стала жертвой революции в России, которая уничтожила семейную ячейку и потребовала, чтобы Хана посвятила свою жизнь идее.
Александр Пен умер в 1972 году. Он болел диабетом, и ему ампутировали обе ноги. Ровина и Рахель, вторая жена, горько плакали над его могилой. Между ними возникли дружеские отношения.

Стареющая актриса

С возрастом ролей для Ханы становилось все меньше и меньше. В театре царили новые веяния, и пафос выглядел старомодно.
Великая любовь к театру и ощущение жизни, которое дарила ей сцена, оставили у нее в душе горечь о минувшем. Хана попыталась восстановить семейные связи, и роль бабушки удалась ей гораздо лучше, чем матери.
Нисим Алони пытался писать роли специально для стареющей актрисы, и она сыграла в нескольких спектаклях: "Тетя Лиза", "Цыгане из Яффо" и др. Сила ее игры осталась прежней. Легенда о ней как о величайшей актрисе сопровождала ее всю жизнь. В 1957 году ей вручили премию Израиля.
До последнего дня, в свои 92 года Ровина заботилась о том, чтобы выглядеть нарядно и элегантно, сохранила здравый ум и твердую память. В последний год своей жизни она переехала в Раанану в дом престарелых вместе с Ури-Цви Гринбергом и Нахумом Гутманом.
Хана Ровина осталась в истории одной из великих. Она пожертвовала своей личной жизнью ради высокой цели – возрождения израильской культуры.
Она была пламенной сионисткой и видела в создании "Габимы" в Израиле смысл своей жизни.
Во время Второй мировой войны она выступала в составе еврейской бригады в Италии.
Слава и известность следовали за ней по пятам с той минуты, как она репатриировалась в Израиль, но Ровину не волновала ни хвала, ни хула. Она любила актерство и сцену истинной любовью.
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#3 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 21 Февраль 2004 - 21:15

Ну а название этой статьи говорит само за себя. Музей секса в Нью-Йорке

Секс переезжает в музей

Музей MoSex открылся на углу Пятой авеню и 27-ой стрит. Он знакомит нас с разными эпохальными событиями и фактами в истории секса в США. Это и трагическая гибель 23-летней проститутки Хелен Джуитт в 1836 г., оказавшая решающее влияние на подьем коммерческой секс-индустрии, и презервативы из сосичных оберток, придуманные немецким эмигрантом Юлиусом Шмидом в 1836 г., и огромная коллекция порнографических картинок рьяного викторианского блюстителя нравственности Энтони Комстока (того самого, который в 1870 г. провел в Конгрессе закон о нравственности).

Секс в большом городе.

После посещения Музея мы отправились к "Кец Деликетсен", чтобы попытаться уже неизвестно в какой раз дать достойный бой его башням из разных видов ветчины. Круглая табличка "на этом месте сидела Сэлли в знаменитой сцене оргазма, которую она играла вместе с Гарри", висящая над одним из столиков, напоминает всем, что веселые 80-е ушли безвозвратно. Как, впрочем, и 90-е. Единственное место, где можно увидеть в чистом городе (во всех смыслах) откровенные фотографии с обнаженными девушками, разнообразные вибраторы и понаблюдать проституток за работой, - это музей. Здесь, в Нью-Йорке, секс ушел с улицы (на 42-й улице не найдете ни единого секс-шопа!) и теперь существует только в экспозициях музея.

Да, действительно, в мире существуют множество музеев, связанных с сексом, но в этом городе, изобилующем хитроумными рекламными трюками, из любого праздника умеют сделать грандиозное коммерческое предприятие. Так, войдя в здание на 27-й улице (между Пятой авеню и Медисон), посетитель попадает в сувенирный магазин, который не оставит никого равнодушным. Что бы сказал, например, ваш друг (который недавно развелся), если бы ему подарили заводную куклу "мастурбирующий мачо"? А понравилась бы вашей подруге губная помада в виде фаллоса? А как вам идея насчет предсвадебного девичника (или мальчишника) с пикантными во всех отношениях шоколадками? Как смотрелся бы в вашем интерьере хлыст из змеиной кожи (всего каких-то 1300 долларов), который продается тут же, рядом с книгами по эротике, технике секса, видеокассетами и аудиокассетами, где записана темпераментная музыка 50-х, жевательными резинками со сногсшибательными вкусами и прочими разнообразными вещицами? Кассы берут чуть ли не приступом.

Миновав торговый центр, мы попадаем в экспозицию, чтобы ознакомиться с тем, как менялось отношение к сексу в Нью-Йорке на протяжении многих лет.

В наушники непрерывно поступают интервью с женщинами, которые работали проститутками в Нью-Йорке в 20-30-е годы 20 века. Среди экспонатов – черно-белые снимки стриптизерш, исполняющих соблазнительные и возбуждающие танцы. В этот период, как свидетельствует экспонат под номером 22331 (зеленый лифчик танцовщицы, расшитый блестками), в Нью-Йорк прибыли исполнительницы танца живота, и стриптизерши стали первыми, кто переняли его. Танец живота называли "хучи-кучи". Мужчины платили огромные деньги, чтобы притронуться к бедрам, ходящим ходуном. Это было строго-настрого запрещено даже в раскованных стрип-клубах. Атмосфера была так наэлектризована, что энергии хватило бы на освещение всего Бродвея!

Говоря об электричестве, нельзя не вспомнить об Эдисоне, тем более, что он управлял первым аппаратом пип-шоу в истории. Да-да! Вся его деятельность не удостаивалась такого признания, как в Музее, где ему посвящен особый раздел. Аппарат, который назывался "мотоскоп", созданный великим изобретателем в 1895 году, работал с помощью монеток. Когда вы бросали монетку и поворачивали ручку, перед вами возникала целая вереница фотографий стриптизерш, как в мультфильме. Сейчас наивность и слащавость этих фотографий может вызвать только улыбку.

Стриптизерши-танцовщицы и "красотки" кабаре, как утверждает история, были истинными героинями Великой депрессии 30-х. Настроение у народа было "ниже помидорного куста", и стрип-клубы были единственным местом, где человек мог воспрянуть духом и отвлечься. Но Ла-Гардия, мэр города пытался бороться с этим явлением и считал его "самой страшной катастрофой Нью-Йорка". Но его протест ни к чему не привел. "Красотки кабаре" не только не прекратили свои выступления, но и оказались увековечены на коробках со спичками того периода.

Кинодива Мэй Вест не стала украшать собой спичечные этикетки, но прославилась тем, что в 1926 году написала пьесу о жизни проституток Нью-Йорка. Спектакль сразу стал хитом. Остроумная Вест поняла, что владеет жанром, обреченным на успех, и начала писать пьесу об эротике и сексе. Она писала монологи геев и лесбиянок, сцены любовных актов между чернокожими и белокожими и показала всем, как делать деньги.

Еще неплохо на сексе зарабатывали производители эротических комиксов. Об этом свидетельствует непревзойденная героиня комиксов 40-х Вандер Вумен.
Сюда же следует отнести разного рода карикатуры, например, на гомосексуалистов. Они свидетельствуют о том, что тема нетрадиционной ориентации вышла в Нью-Йорке на свет божий еще в 20-е годы прошлого века. Тогда открылось множество гей-клубов в Гарлеме, активно посещаемых и гетеросексуалами, которых привлекала атмосфера. Ведь тогда, как, впрочем, и сегодня, самые веселые вечеринки устраивали в клубах геев и лесбиянок. В те времена в Гринвич-Виллидж было много кафе для геев и лесбиянок. В отделе музея, посвященном гомосексуализму, есть картины, вызывавшие восхищение таких личностей, как Джеймс Дин и Марлон Брандо.
Даже если мы ни на минуту не забудем, где мы находимся, и постараемся отогнать ощущение, что мы не смотрим фильм "только для взрослых" в полночь у себя на диване, а ходим по музею, все равно его многие экспонаты могут вогнать нас в краску. Например, сцена из черно-белого фильма с онанирующими женщинами. Фильм сделан почти как высокохудожественный шедевр, ощущение, будто смотришь документальный фильм на канале "Культура". Но когда видишь, как изящные холеные пальчики скользят вдоль живота и погружаются в самое сокровенное, то размышления о художественных достоинствах и ощущение отстраненности улетучиваются сами собой. Так происходит с 40-летним мужчиной, который приходит сюда с намерением посвятить свой досуг общению с искусством, но дело оборачивается так, что он теряет свой "музейный" настрой и не может отвести горящих глаз от экрана.

Чтобы немного прийти в себя, можно рассмотреть фотографии обнаженной Мерилин Монро разных периодов. Что поделать, Америка все еще не может расстаться со своими мифами!

Из раздела "У нас все прекрасно, а как у вас?" мы переходим к эротическим снимкам, где изображены и темнокожие, и белокожие, которые не только выглядят как живое воплощение мечты Эроса, но и порождают ощущение сильной нации, у которой все пережитки позади. Боже, благослави Америку!
Конец 50-х ознаменовался таким всплеском сексуальности во всех ее проявлениях, что в правительстве в 1957 году были вынуждены проголосовать за упорядочение издания порнографии.

Затем настали 60-е, совершившие переворот в документалистике. На стенах квартир прикрепляли фотографии групповых оргий, появилось множество документальных фильмов на темы секса, летели в огонь лифчики, а на общество шел приступом феминизм.

70-е годы ознаменовались верхом сексуальной раскованности, свобода достигла своего апогея. А потом все постепенно пошло на спад. Но прежде чем перейти к следующей эпохе, можно посмотреть самый известный порнографический фильм – "Глубокая глотка". Самое смешное, что этих юнцов, которых сейчас приводит в невероятное возбуждение этот манифест порнографии, еще и в проекте не было, когда Линда Лавлейс писала свой дневник. А рядом пожелтевшая газета с ее фотографией. Не прочитав текста, ни за что не догадаешься, что это первая американская порнозвезда.
80-е ознаменовались расцветом стиля, который официально называют "порно-шик". Его признанной эротической звездой стала Дельрио, которая царила в нем до середины 80-х, пока нас не поразил СПИД. Именно СПИД подавил сексуальную раскованность и превратил секс в "побежденного героя", лишив его яркости, сделав его пресным и выхолощенным. Да, именно выхолощенным, причем настолько, что он стал музейным экспонатом.
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#4 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 24 Февраль 2004 - 10:09

Несколько писем о любви

Лики любви

Любовь-нежность
Натан Альтерман - Циле Бендер

Натан Альтерман (1910-1970). "Ну, а если я расплатилась за все, то разве я не имею на это право? Разве не может один человек подарить другому свою душу? Да, душу. В обмен на душу, на мечту, на иную жизнь? Подарить просто так…" Эти слова из пьесы Альтермана "Корчма духов" были кредо его жены – актрисы Рахели Маркус, которой пришлось примириться с тем, что сердцем поэта владела еще одна женщина - художница Циля Биндер. Двадцать лет. До самого его последнего часа. И Циля все эти годы жила с мыслью, что их нежная страсть так и останется запретной.

Это письмо Альтерман написал Циле из Нью-Йорка, куда поехал, чтобы поддержать свою горячо любимую дочь Тирцу, от которой тщательно скрывал свою любовную связь.

"Здравствуй, дорогая Циля.
Я часто думаю о тебе, и это только хорошие, светлые мысли. Я думаю о том, как ты проводишь время, как выглядишь, даже о том, что ты ешь. И я надеюсь, что ты проводишь время в прекрасном настроении, как всегда красива и привлекательна и питаешься не одной лишь похлебкой.
Что же до меня, то мой распорядок дня не изменился с того времени, как я жил в Тель-Авиве. Мне только кажется, что я переехал в меньший город, не такой шумный, и здесь нет бурлящей улицы Дизиенгоф, где меня все время ждут дела, разговоры и встречи.
До самого вечера я сижу в номере отеля, вечером я встречаюсь с детьми, когда они приходят из школы, а потом я возвращаюсь в отель, где негр в форме адмирала поднимает меня на лифте на четвертый этаж. И так заканчивается еще один день в Нью-Йорке.
Сам город я пока еще видел мало и еще не понял, в чем его величие и мощь. Он грандиозен, это особенно чувствуешь в тех местах, где теснятся небоскребы, и иногда я жалею американцев, которые вбили себе в голову, что их город вульгарен и уродлив. И то, что в мире называют "американским уродством", на самом деле – уголки захватывающей красоты. Но покончим с этим официозом.
Как дела, Циля? Это первое письмо, которое я пишу кому-то не из своих домашних. Не сердись, что я не писал тебе все это время. Я постоянно одержим мыслями о тебе, я даже не знаю, есть ли час, когда ты не рядом со мной. Если бы ты надумала добраться сюда и провести расследование, то обнаружила бы лишь свое присутствие. И все же, дорогая моя Циленька, я бы хотел, чтобы ты чувствовала себя свободной и счастливой, жила весело и интересно, как будто бы (только не сердись на меня) ты получила свободу от меня.
Я не знаю, сколько времени пробуду здесь. В эти дни я начну работать над некоторыми вещами, это мои задумки, которые я попытаюсь реализовать хотя бы вчерне. Когда я буду знать больше о происходящем, непременно тебе напишу. И опять повторяю: будь весела и здорова, это главное.
Я буду писать тебе иногда. Напиши мне и ты. Мое письмо тебе может показаться "суховатым", но не обращай внимания. Я почти заставляю себя писать так. Мое письмо так опасно, что я надел на него оковы, но, когда оно окажется в твоих руках, то заговорит иначе. Напиши мне, что оно рассказало тебе. Я подписываюсь заранее в том, все это нежные слова, слова о любви, которые ты услыхала бы из моих уст. Я надеюсь, что ты сумеешь правильно открыть письмо-конверт. Что ты думаешь о том, что я пишу тебе с другого конца света? Это очень далеко, но я чувствую, что ты рядом.
Навсегда твой Натан"

Любовь-наваждение

Vita Sackwell-West
Виктория Сэквелл Уэст - Вирджинии Вульф

Вирджиния Вульф (1882-1941). "Очаровательный и мужественный гренадер, она возбуждала у меня стыд девственницы, и желание ребячиться, как школьница", - так писала Вирджиния Вульф о своей возлюбленной Виктории Сэквелл Уэст, страстной, не боявшейся скандалов, следовавшей лишь зову плоти. Ей посвящен роман Вирджинии "Орландо". Роман-фантасмагория, роман-ирония, роман-розыгрыш. Главный герой превращается то в женщину, то в мужчину. Сын Виктории назвал это произведение "самым очаровательным любовным письмом в истории литературы".
Вита Сэквелл Уэст также была литератором, ее перу принадлежат романы "Вся утраченная страсть", "Наследие", "Стиляги". Ее респектабельный брак с дипломатом Гарольдом Николсоном продлился очень долго, несмотря, а может, благодаря многочисленным гомосексуальным связям с обеих сторон.

"Я просто схожу с ума, до чего я хочу Вирджинию.
Я написала тебе такое чудесное письмо во время кошмарной бессонной ночи, но все прошло: я тоскую по тебе, просто по-человечески, самым элементарным и отчаянным образом. Тебе с твоим высокопарным стилем никогда не написать столь простых строк. Тебе даже не ведомо, как это может быть. Но все же я верю, что ты простишь нам эту небольшую разницу в характерах. Ты облекла бы свои чувства в такие утонченные фразы, что они бы утратили свой смысл. А я говорю просто и понятно: я скучаю по тебе больше, чем могла бы представить. И даже приготовилась к тому, что моя тоска будет нарастать. Это письмо, по сути, крик боли. Ты не поверишь, насколько ты мне необходима. Я полагаю, ты привыкла слышать подобные вещи от многих. Черт побери, испорченное создание, я не смогу пробудить в себе больше любви к тебе, даже если я вывернусь наизнанку, но, моя дорогая, я не могу быть разумной и рассудительной по отношению к тебе: я слишком тебя люблю. Слишком преданно. Ты не представляешь, насколько я могу быть рассудительна с людьми, которых я не люблю. Я их использую как материал для своего творчества. Ты сломала все мои защитные барьеры. А я даже не могу протестовать".

Вирджиния Вульф – Виктории Сэквелл Уэст
"Послушай меня, Вита. Оставь своего мужа и поедем в Хемптон-Корт, пообедаем вместе на берегу реки и погуляем в саду при луне, настанет ночь, мы вернемся домой, будем пить вино, пока не опьянеем, и я раскрою тебе свои заветные мысли, они прекрасны, их множество, миллионы, они таятся при свете дня и пробуждаются лишь в сумерках над рекой. Оставь своего мужа и поедем".

Любовь-страсть

Фрида Кало (1907-1954). "В моей жизни было две аварии: одна - когда автобус врезался в трамвай, другая - это Диего", - любила повторять Фрида Кало, мексиканская художница, одна из культовых личностей ХХ века. В детстве она переболела полиомиелитом, высушившим ее правую ногу, а авария, которая с ней случилась в 18 лет, окончательно превратила ее в калеку. Но в ее теле, истерзанном 35 операциями, жил непобедимый дух и неукротимый темперамент. "Дерево надежды, стой прямо!" – написано в ее дневнике. Фрида внушила любовь к себе самому знаменитому мексиканскому живописцу того времени - необузданному Диего Риверу. Это была любовь-битва, любовь-поединок. Однажды они развелись, но через короткое время поженились вновь. Они не могли друг без друга – шокирующая Фрида и Диего – "святой и монстр в одном лице".

Фрида Кало – Диего Ривере.
"Ничто не сравнится с твоими руками, твои зеленые глаза сверкают ярче золота. Мое тело наполняется тобою день ото дня. Ты -сверкающий меч ночи. Ослепляющее острие молнии. Влага земли. Твои объятия – мое убежище. Мои пальцы прикасаются к твоей крови. Для меня нет иной радости, лишь чувствовать жизнь, плещущую из твоего скульптурного фонтана и наполняющую мои тропинки грусти, принадлежащие тебе, любимый".


В статье использованы работы Владимира Фромера "Поэзия как форма жизни", Наталии Назаровой-Зерновой "Фрида Кало и Диего Ривера", а также статья Гили Илан "Заверено любовью" из журнала "Олам Ха-Иша".
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#5 Пользователь офлайн   Сихайя 

  • Homo ludens
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 12 097
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Город:Вне времени, вне пространства...

Отправлено 24 Февраль 2004 - 10:47

Б-же, я так зачиталась, что у меня выкипел суп, а потом я не поняла, что я в Беседке - как из другого мира вернулась. Спасибо, Юля! :yes:
Злые собаки нyжны, чтобы отгонять добpых людей... Изображение

Кратчайший путь к сердцу мужчины - шестое межреберье слева по среднеключичной линии.

_________________________________
Уволена из гестапо. За жестокость.
_________________________________
0

#6 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 24 Февраль 2004 - 10:54

Спасибо, мне очень приятно. :yes:
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#7 Пользователь офлайн   Виктор 

  • Мастер Беседки
  • PipPipPipPip
  • Группа: Модераторы
  • Сообщений: 5 676
  • Регистрация: 13 Февраль 04
  • Город:Беер-Шева, столица Негева.

Отправлено 24 Февраль 2004 - 16:34

Юля, молодец! :yes:
Интересно пишешь. А для каких изданий, если не секрет?
0

#8 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 24 Февраль 2004 - 16:53

Я не пишу, а перевожу, хотя часто материал на иврите - просто отправная точка.
Приложение к Новостям недели - "Силуэт".
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#9 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 13 Март 2004 - 23:50

Руководство-шутка (хотя, если поразмыслить, не такая уж шутка ;) )

Как стать роковой женщиной

Хотите стать соблазнительной женщиной, сводить с ума мужчин и доводить их до исступления? Нет ничего проще! Перед вами – полное руководство роковой женщины с учетом местных условий.

Она сексуальна, таинственна, изобретательна и опасна. Откуда она прибыла – не знает никто, ее прошлое окутано пеленой тайны. И мужчины, и женщины испытывают при виде нее и влечение, и беспокойство. Она внушает мужчинам первобытный страх перед потерей своей власти и потенции. Она соблазнительна, необузданна, и мужчины, попавшие в ее сети, неизбежно превращаются в ничто.
Итак, роковая женщина.
На протяжении всей истории человечества этот таинственный и неоднозначный образ служил, с одной стороны, оправданием для угнетения женщины в обществе и, как предостережение для так называемых порядочных женщин, с другой. Но оказалось, что мужчины не мыслят своего существования без роковой женщины (хотя, между нами говоря, им она не по зубам).
Король Англии Эдуард Восьмой вынужден был отказаться от трона, чтобы жениться на своей возлюбленной Уоллис Симпсон, американке, да еще и дважды разведенной. Вполне понятно, что пуританская Англия возложила всю вину на "искусительницу короля" и "его развратительницу" миссис Симпсон. Ну, а как иначе? Обвинять короля?
Не менее интригующая личность – это Мата Хари, занимавшаяся во время Первой Мировой войны двойным шпионажем как в пользу Германии, так и Франции. Мата Хари узнавала государственные тайны благодаря интимным связям с офицерами высшего ранга обеих армий. Она была сильной, независимой, сексуальной и весьма успешно продолжала свою деятельность, пока ее не выследили и не разоблачили французские спецслужбы. Мата Хари предстала перед судом, ей вынесли смертный приговор и казнили в 1917 году. С 40-х годов ее образ укоренился на киноэкране.
Мэй Уэст считают прародительницей роковых женщин кинематографа. Не менее известны, чем она, Мэри Астор, блеснувшая в "Мальтийском соколе" с Хамфри Богартом; Рита Хэйуорт, сыгравшая в "Леди из Шанхая"; Грета Гарбо, Джоан Кроуфорд, Мерилин Монро, Элизабет Тейлор. Несмотря на всю ту силу, которую излучает роковая женщина с голубого экрана, в большинстве случаев она "получала по заслугам" и оставалась ни с чем.
Лишь в 60-70-е годы, благодаря феминистской революции, кинообраз роковой женщины претерпел изменения. Она уже не искусительница, которую в конце фильма ожидает расплата, она строит коварные планы, которые успешно воплощает в жизнь. Как, например, Кэтлин Тернер в фильме "Жар тела" Лоуренса Кэздана. В заключительной сцене героиня удобно расположилась в шезлонге на экзотическом побережье, успешно избавившись от мужа и заполучив все деньги, а адвокат, который ей в этом помогал, арестован и осужден. Хочется вспомнить добрым словом Шарон Стоун в киноленте "Основной инстинкт", которая вознесла образ роковой женщины к новым вершинам. Ну, и, разумеется, не последнее место принадлежит Мадонне.
Хотите немного развлечься и примерить на себя образ роковой женщины? Прежде всего, неважно, откуда ваша бабушка – из Лодзи, Кишинева или Касабланки, роковая женщина – это больше, чем образ жизни, это – характер. Да, мы живем на Средиземном море. Здесь влажно, а летом – убийственный зной, и все совсем не так, как в кино. Но тем не менее, вот вам несколько советов.

1. Сплетите паутину

Ничего на них не действует лучше, чем таинственность

При всем уважении к "новой женщине", ее прагматизму, образованности и умении идти в ногу со временем, все же приходится признать, что мужчин влечет к женщинам загадочным и непонятным. Рядом с ними мужчины оказываются в ином мире, необычайно привлекательном и полном испытаний. Вот эти испытания и любят мужчины.

2. Взгляд – начало начал

Конечно, нет ничего лучше, чем бар с его таинственным полумраком. Но на первый раз сойдет и местный супермаркет.

Быстрый, проникающий, почти незаметный взгляд, сопровождаемый взмахом ресниц, заставит его смутиться и проверить, все ли в порядке в его одежде. И самое важное: он первым опустит глаза. Один такой взгляд даст ему понять, что вы обратили на него внимание (в противном случае он или законченный идиот, или гей), и позволит ему начать сближение.

3. Шаг вперед

...и тут же два назад. Не стоит усложнять ему задачу, ведь он – мужчина.

После зрительного контакта наступает черед легкого флирта. Бедняга уже собрался с духом и готов к вам подойти? Держитесь на расстоянии, но продолжайте взаимодействие. К вашему сведению, даже остроумные и изобретательные молодые люди прибегают при знакомстве к избитой и банальной фразе: "Мы с вами, кажется, где-то встречались?" Да, такой подход может вызвать разочарование, но не подавайте виду. Если он уже сделал первый шаг, не усложняйте ему задачу. Ведь он – мужчина. Несмотря на то, что роковой женщине не свойственны материнские чувства, проявите интерес к беседе, но не чересчур. Пусть потрудится.

4. Помните: вы недоступны

Но не слишком. Иначе он может отступить

Не забывайте изображать из себя загадочную и неприступную, но в то же время не надо преувеличивать. Мы же хотим, чтобы он не утратил интерес, а попал в ловушку. Тут следует подчеркнуть: не стоит его нагружать историями из вашей жизни. Вы ему не коллега и не подруга детства. Это совершенно другая опера!

5. Пусть он изливает вам свою душу

А как иначе?

Мужчинами очень легко управлять: первым делом, пусть он говорит о самой интересной для него теме – о себе любимом. Это лучший способ выявить его слабые точки. Не стоит вам вести себя по-мужски. Не отпускайте соленых шуток, не будьте многословной, не пытайтесь его рассмешить и ни в коем случае не демонстрируйте ему, как вы лихо умеете пускать колечки из сигаретного дыма. Говорите тихим, низким и самым сексуальным голосом, на какой только вы способны. Делайте паузы, изображая работу мысли. И самое важное: не обращайте внимания на его попытки рассмешить вас. (Роковая женщина не ржет во весь голос, даже если услышит самую смешную шутку). Невозмутимость распаляет мужчин больше всего и пробуждает у них мотивацию. Но так или иначе, у большинства их них почему-то напрочь отсутствует чувство юмора. Но если он действительно (заметьте, действительно!) забавен, можете позволить себе легкую улыбку. Ведь вы не хотите его полностью обескуражить.

6. Одевайтесь в черное.

Только в черное. И ничего, кроме черного.

Еще не родилась та женщина, которой не пошел бы черный цвет. Даже если вы не жертва моды, среди моделей, которые вам предложат, всегда найдется что-нибудь черного цвета.

Черное элегантно, черное загадочно и, не забывайте, - черное стройнит.

7. Старайтесь, чтобы выбранный аромат духов был незабываем

Забудьте о дешевой туалетной водичке с запахом, убивающим тараканов

У настоящей роковой женщины запах духов сексуален, он возбуждает, он узнаваем. Если у вас еще нет духов, которые служат вашей визитной карточкой, вам следует обзавестись подходящим снаряжением. Но будьте осторожны: многие женщины становятся жертвами улыбчивой и властной продавщицы. Не покупайте "и-зу-ми-тель-ных духов" только лишь потому, что вам понравилось, как они пахнут на продавщице или на вашей знакомой. Вам уже должно быть известно, что одни и те же духи на разных людях издают разный запах. Возьмите сразу несколько флакончиков и устройте военный совет с вашими лучшими подругами.

Когда у Мерилин Монро спросили, что она надевает на ночь, она ответила "Шанель № 5". Хотелось бы напомнить, что она не страдала от недостатка одежды.

8. Приготовьте ему локш

Вы не умеете готовить? Купите!

Если события развивались так, как надо, и вы дошли до решающей стадии, когда раб падет к вашим ногам, ничего нет лучше, чем романтический, незабываемый ужин на высшем уровне. Ни в коем случае не готовьте блюда, которые могут ему напомнить маму. Если предел ваших кулинарных талантов – яичница и салат, купите готовую еду! Даже если вам до конца месяца придется довольствоваться хлебом с маргарином. Суши – это прекрасная идея для такой трапезы. Если, разумеется, он их любит. Пусть свет будет приглушенным, расставьте повсюду ароматические свечи и включите тихую, соблазнительную музыку (французский шансон идет на ура). Наденьте маленькое черное сексуальное платье и черное белье. Никаких бикини и подвязок, это вульгарно и подходит для юных девушек с идеальным "тылом". Роковая женщина – не легкомысленная девчонка.

9. Владейте собой
Не ласкаться, не нежничать, не раскисать

Вопреки "своду законов о поведении порядочной девушки" нет ничего плохого в сексе во время первой встречи. Но в качестве роковой женщины вам надлежит сдерживаться и проявлять властность. Да, действительно, очень тяжело отказаться лечь в постель с тем, кто вас привлекает, но игра в соблазнение возбуждает его все больше. Три встречи, романтический ужин – и в постель. Но мы, кажется, забегаем вперед. Пока еще у нас первый романтический ужин.

После церемонии отведите его в салон и предложите десертное вино и поднос с сырами, который вы приготовили заранее. Сидите на краю дивана, на расстоянии протянутой руки. Ведите легкую, ни к чему не обязывающую беседу и дайте ему сделать первый шаг. Постарайтесь сохранять равнодушие (по крайней мере внешне) и не проявляйте чрезмерного интереса.

Вы дошли до стадии, когда пора раздеваться? Отлично. Постарайтесь оставаться как можно дольше в трусиках и бюстгальтере. Несмотря на то, что мужчины предпочитают тут действовать по-быстрому, вы себе даже не представляете, насколько их возбуждает прелюдия в одежде и трусиках.

Наконец, вы оказались на кровати (как любая европейская еврейка, роковая женщина не занимается сексом на диване в гостиной или на ковре!) Тут уж нечего вести себя как старшая пионервожатая 80-х на линейке. Пусть он сам исследует ваше тело, изучит его, откроет чувствительные зоны. Если кто-то и убивает желание в неуверенных в себе мужчинах, так это женщины, которые экзаменуют их, как учительницы географии.

10. Завтрак? Может, ты мне напомнишь...

Если он уходит на ночь домой, сохраняйте безразличие

Вы не сдержались? Не страшно. Даже если вам совсем не хочется оставаться одной после того, что все закончилось (речь идет о сексе), не обижайтесь, если он решил пойти домой, и примите равнодушно тот факт, что свидание завершено. Если вы оба задремали (и такое бывает, и нечего паниковать), не пытайтесь его соблазнить романтическим завтраком в кровать и не предлагайте вместе провести день. Чем вы будете веселее и беспечнее, тем больше уверенности, что он вернется. Да еще как!

11. Пусть он позвонит первым

Ни в коем случае не спрашивайте, как было. Кто может сомневаться, что все было прекрасно?

Пусть он вам позвонит. Не нужно объяснять, почему, правда? При всем уважении к феминизму и равноправию полов, пусть он почувствует удовольствие быть первым. Дайте ему излить свои чувства, а в ответ пророните какую-нибудь ничего не значащую фразу. Понятно, что вы не встретитесь с ним завтра, даже если у вас нет планов, и этот вечер (как и многие вечера последних месяцев) вы проведете за просмотром "Секса в большом городе", представляя себя то в роли Кэри, то Саманты, а то и обеих сразу.

12. Предупреждение!

12 фраз, которые указывают на то, что вы – не роковая женщина, и вам никогда не светит ею быть:
О чем ты думаешь?
Эта юбка меня полнит?
Тебе попадалась голубая коробочка, на которой написано "тест на беременность"?
Какая самая сексуальная женщина в мире, как ты думаешь?
Ты думаешь, я буду хорошей мамой?
Ты считаешь, Ноа – хорошее имя для девочки?
Что твои друзья говорят обо мне?
Что обо мне говорит твоя мама?
Где ты шатался целый день?
Ты скучал по мне?
Ты завтра позвонишь?

13. У вас есть шанс

Если в этом абзаце описаны вы, то вы на верном пути

Вам удалось заманить его в свои сети. Теперь пора сменить наряды на одежду попроще, задрать ноги кверху и потребовать от него (неизвестно в какой уже раз) вынести мусор. Вы можете еще немного поиграть с ним в кошки-мышки или вышвырнуть без зазрения совести, если на горизонте появится кто-то более стоящий.
Вот это – роковая женщина!
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#10 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 06 Апрель 2004 - 20:12

Она была сама жизнь...

Тами Бен-Ами - самая яркая звезда Израиля. Неординарная, экзотичная, роскошная... Настоящая богиня.
В 40 лет, в лучшую пору своей жизни, она заболела раком...

Двадцать лет, и ни мгновеньем меньше, она была королевой ночной светской жизни, излюбленной темой сплетен и манекенщицей номер один в Израиле. От нее невозможно отвести глаз, а история удачливой манекенщицы из Рамла интересовала всех.

Газеты посвящали описанию смерти и похоронам Бен-Ами почти столько же страниц, сколько принцессе Диане, потому что она была символом яркой, радостной и счастливой жизни. Она умерла в самом расцвете как своей карьеры, так и красоты.

Тами родилась в семье выходцев из Марокко, приехавших в Израиль в 1948 году. Ее отцу было чем гордиться: во время второй мировой войны он мобилизовался во французскую армию, сражался в ее рядах и был ранен. Он мог потребовать компенсацию, но семья отказалась от всего и отправилась в Израиль. Ее отец был настоящим сионистом, чем она восхищалась, свободно говорил на восьми языках, в том числе и на идише, колоритном и живом.

Ни слова о дискриминации

Бен-Ами отвергала все попытки традиционно представить ее историю как рассказ о несчастной Золушке. В семье были самые теплые, добрые отношения. Кроме нее, росли два брата и четыре сестры. «Да, у нас было не так уж много денег, но, благодаря нашим родителям, мы ни в чем не чувствовали недостатка». Она любила рассказывать о доме своего детства, маленьком доме, вокруг которого росли фруктовые деревья. «У меня прекрасные воспоминания о детстве. Я так и вижу, как будто в кино, как мы вдвоем с моей младшей сестрой сидим под деревом в нашем саду и делаем домашние задания перед летними каникулами. Веет ветер, тишина и ощущение огромного счастья».

Ее не устраивала роль «бедной маленькой марокканки». «Я никогда не испытывала унижений, - рассказывала она журналистам, которые пытались раскопать в ее прошлом хотя бы крохи этнической дикриминации. – Хотя мои родители были религиозны, наш дом был либеральным».

Она прекрасно училась, всегда старательно готовила домашние задания и – вы толькор подумайте! – любила школу. Она перескочила через один класс и закончила тихон в 17 лет. Тами мечтала стать учительницей и планировала после демобилизации поехать на семинар для учителей.

Раз в месяц, когда ей было 16 лет, она и ее сестра ездили в Тель-Авив, чтобы купить себе одежду и приобщиться к жизни большого города. «Там, на улицах Тель-Авива, и началась моя великая любовь к моде». Если все удовлетворялись традиционным ширпотребом, она искала что-нибудь особенное, выделяющееся и экстравагантное: огромные очки, высоченные каблуки, смелые облегающие кофточки.

К концу службы в армии Тами стало скучно, и она начала искать себе занятие. В одной из газет нашла объявление об открытии курса красоты и хороших манер, и записалась. И ее жизнь круто изменилась.

Встреча с Леей Готлиб

Руководитель курса Лея Фельтшер сразу определила потенциал Тами и распахнула перед ней дверь в мир славы. Она уговорила ее участвовать в конкурсе «Королева Воды», который состоялся в том году. Излишне говорить, что Тами завоевала первое место сходу. Ее фотография появилась в журнале «Этот мир». Ровно через две недели Лея Готлиб, мисс «Готтекс» - королева купальников, оказалась без манекенщицы, и Лея Фельтшер порекомендовала ей Бен-Ами. То, как Тами выходила на подиум, произвело на Лею Готлиб большое впечатление, и очень скоро неизвестная девушка стала манекенщицей дома «Готтекс».

На этом этапе начался бурный роман Тами с журналистикой. Помимо сногсшибательной внешности, она обладала фотогеничностью и артистичностью. Фотографы преследовали ее, предложения сыпались со всех сторон. Она сняла квартиру в Тель-Авиве и через несколько месяцев стала завсегдатаем всех тусовок. Вечеринка считалась неудавшейся, если на ней не было Тами, она украшала любую выставку, презентацию и вечеринку.
Тами Бен-Ами была моделью того же поколения, что и знаменитые модели: Ханита Центнер, Карин Дунский, Мирьям Эйнгорин, Пнина Розенблюм. Она создала себе яркий и причудливый имидж: грация пантеры сочеталась с артистизмом и ослепительной внешностью.

Тогда же, на заре карьеры, она познакомилась с Мики Тирошем, владельцем галереи и ярким представителем богемы. Они были очень красивой парой. Но, похоже, что следующий роман перевернул ее жизнь. Олси Пери, звезда баскетбола, в один из своих приездов увидел ее впервые в одном из клубов. Он дал ей свой номер телефон. Тами сунула его в сумку и забыла.

Роман с Олси Пери

Через несколько месяцев, когда Тами переехала на новую квартиру и наводила там порядок вместе со своей подругой, она обнаружила телефон Олси Пери. Он был звездой 1977 года. Это знаменательный год, когда «Макаби» Тель-Авив завоевал чемпионский титул. Подруга уговорила позвонить. Олси ее помнил и все ждал звонка. У него никого не было, и между ними протянулась ниточка. Каждый вечер он проводил у нее, они разговаривали до утра. Олси Пери, как утверждают друзья Тами, был любовью ее жизни. Семь лет они были вместе: семь бурных лет, где была и любовь, и разлука, и наркотики, и жестокость.

«Первые восемь месяцев мы были только друзьями, - рассказывала она. – А потом начался роман». Но в начале она испытывала неуверенность и опасения из-за цвета кожи Пери. Она чтила традиции, соблюдала святость субботы и пост Судного Дня. Как же она могла принять в свою жизнь чернокожего гоя?

Олси Пери был готов на все, чтобы их связь приобрела необходимый статус, и даже прошел гиюр, чтобы убедить ее выйти за него замуж. «Он был такой замечательный, - рассказывала Тами, - что даже мои родители, которые должны были быть еще более консервативными, чем я, приняли его с теплотой и любовью». Но в то же время у нее были опасения: что если вдруг он решит по окончании контракта с «Макаби» вернуться в США? И какая жизнь ожидает их детей с необычным цветом кожи в обществе, которое не проявляет толерантности ко всему, что выходит за традиционные рамки? Бен Ами отказалась даже жить с ним в одной квартире. Он снял квартиру в одном метре от ее дома. Ее любовь все усиливалась. Они так прекрасно смотрелись вместе. Она носила каблуки 15 см и все равно была ему по плечо, хотя ее рост был 1 м 80 см.

Тами приближалась к тридцати и хотела семейного счастья. Два раза в неделю она просыпалась с мыслью, что пора прекратить связь с Олси Пери и найти кого-то посолиднее.

Она сводила его с ума. Он вновь и вновь предлагал ей замужество, но она отказывала. Во время одной из многих разлук он поехал в США повидаться с сыном от первого раннего брака (мальчик жил в Чикаго), а вернулся с другой женщиной, красоткой-манекенщицей, называвшей себя Анива, которая поспешила всем рассказать, что скоропостижно вышла замуж за Олси в Штатах. Бен-Ами решила отнестись к этому достойным образом и не реагировать на поднявшийся вокруг всего этого ажиотаж. Анива искала всевозможных сенсаций, которыми снабжала в избытке журналистов: она рассказывала журналистам, что Бен-Ами терроризирует их по телефону (хотя потом отказалась от своих слов), подстраивала провокации, стараясь получить работу на выставках моды, в которых была занята Тами. Но Олси от всего этого так устал, что в конце концов признал, что женитьбы никакой не было и что он попытался пробудить Тами тем, что возле него может быть другая женщина. Он прогнал Аниву, и она перешла к другому волейболисту, а затем покинула страну.

Тами и Олси вернулись в объятия друг друга, но не надолго. Однажды утром к ним пришла полиция и обнаружила в их доме наркотики. И тогда все решилось очень быстро: отношения прекратились. Бен-Ами была в ужасе, узнав, что ее любимый последние семь лет употреблял наркотики, и они расстались.
Пери вернулся в Америку, там он попался на продаже наркотиков и просидел семь лет в тюрьме. Следующая встреча случится возле ее смертного одра, за три месяца до кончины. Пери удалось получить особый отпуск из тюрьмы для участия в телепередаче «Такова жизнь», и он проводил много часов у постели Бен-Ами. Друзья, видевшие их вместе, говорят, что это была самая большая любовь ее жизни.

«Свидание вслепую»

Когда закончилась ее история с Пери, Тами полностью сосредоточилась на работе, купила новую квартиру и работала с утра до ночи, чтобы оплачивать ссуду.

Она была очень энергична, предана работе, относилась к своему делу очень серьезно и с любовью. Она никогда не вела себя, как примадонна, хотя и была моделью номер один. Она не чуралась никакой работы, не занималась сплетнями. Даже будучи одной из наиболее высокооплачиваемых моделей, не вводила своих работодателей в лишние расходы. Когда она выходила на подиум, то заполняла собой все пространство, и другие модели просто терялись на ее фоне. Она возмущалась, когда моделей называют манекенщицами. «Это профессия, работа, которая требует большой отдачи, это настоящее искусство. Каждый раз, когда я облачаюсь в одежду, я даю ей новую жизнь. Манекен на такое не способен».

С Коба Заром, преуспевающим гинекологом, познакомилась на «свидании вслепую» (blind-date). Ее тетя работала вместе с ним акушеркой и предложила их познакомить. Он позвонил и назначил для встречи День Независимости 1985 года. И Тами организовала ужин для всей семьи. Он ждал, пока все уйдут, и выдержал почти до полуночи. «Она открыла мне дверь. В ней было что-то от пантеры или леопарда. Высокая, загорелая, улыбающаяся. И я тут же влюбился». Ей, чтобы влюбиться, понадобилось чуть больше времени, но это случилось. И вот началась новая длинная история, целых десять лет дружбы, с падениями и взлетами, встречами и расставаниями, и даже газетными столбцами в разделе судебной хроники.

Когда она познакомилась с Заром, ей было 30 лет. Все было до боли просто: Тами очень хотела выйти замуж. Она старалась уходить от прямых вопросов, но в конце концов призналась, что жаждет замужества. Тами была в том же положении, что и другие модели – Хали Гольдберг и Пнина Розенблюм, - закоренелые холостячки, мечтающие создать семью. Кажется, что десять лет, которые они с Заром провели вместе, были похожи на сумасшедший танец: пожениться или нет?

Возможно, она испытывала беспокойство из-за своей неудачной личной жизни, а вопрос замужества стоял очень остро. С одной стороны, она хотела создать семью, но с другой, угодить родителям. Она чувствовала, что разочаровывает их, и это приводило ее в отчаяние. Многие интервью, а таких были десятки, крутились вокруг вопроса, почему они с Коби не поженятся. Тами отвечала, что они живут как муж и жена, а однажды даже выразила надежду, что это скоро произойдет.

Рождение сына Бара

Зар и Бен-Ами стали королями ночной светской жизни Тель-Авива. Они бывали на всех вечеринках, танцевали на всех дискотеках, по крайней мере дважды в месяц летали в Эйлат, любимый город Тами, и она впитывала каждый лучик солнца, который усиливал ее легендарный загар. А на уикэнды она открывала двери своего большого дома для десятков гостей. Тами обожала принимать гостей и готовить. Ужин на 60 человек? Разве это проблема! Она была талантливая, изобретательная, но преданная почитательница марокканской кухни. За несколько минут у нее были готовы салаты в огромных количествах. Каждого, кто к ней приходил, она прежде всего старалась накормить. Она была щедрой, открытой, душевной, любящей жизнь и хлебосольной. Она и сама любила поесть и, когда ела, не задумывалась о фигуре. Тами смеялась над диетами, которые неизбежно разрушают жизнь манекенщицы. Ела в свое удовольствие и не заглядывала при этом в спортзалы. Прекрасная генетика!

Два года спустя после знакомства они расстались, очень крупно поссорившись. Тами Бен-Ами подала в суд на своего партнера за пустые обещания и обман. Через своего адвоката она потребовала, чтобы он заплатил ей за те годы, что питался с ее стола, чтобы вернул деньги, которые она ему одолжила, и за нарушение обещания жениться.

В свою защиту он сказал, что если он спал и питался в ее доме, делал это исключительно для того, чтобы создать более тесную супружескую связь между ними. Но дело до суда не дошло. Спустя несколько недель они снова стали жить вместе. Серьезный переворот произошел в ее жизни в 1990, когда она родила Бара, их сына. Замужем или нет, Бен-Ами была счастлива. Ее жизнь была заполнена сыном. Вся страна напряженно следила за ее беременностью, поскольку газеты публиковали фотографии беременной красавицы. Причем даже корреспондентка одной из газет проникла в родильный зал, чтобы «задать несколько вопросов».

Роды принимал Зар, и на мгновение показалось: вот оно, совершенство. Особенно, когда они появились все вместе на фотографиях во весь разворот. Маленький сын наполнил ее жизнь счастьем, и Бен-Ами решила сохранить эту связь между ними, хотя Зар жениться не хотел. «Мы живем, как семейная пара, и я протестую против любого вмешательства раббанута», - заявил он.

Болезнь и противостояние

В отпуске, который они проводили все вместе на Гавайях, когда Бару исполнилось три года, Бен-Ами почувствовала сильнейшие боли. Отпуск прервался. Они вернулись в Израиль. Был поставлен диагноз – рак шейки матки. Знал об этом только Зар, который направил ее к лучшим специалистам. Ей сделали серию облучений, пока опухоль не исчезла. Бен-Ами ни за что не хотела, чтобы о ее болезни стало известно. Она приходила на исследования за минуту до закрытия института, заходила с задней двери. И только когда все, казалось, улучшилось, она рассказала своей семью о беде, которая свалилась на нее. Она верила, что сможет справиться с этим.

За год до того, как ее не стало, стали распространяться слухи о ее смерти. И она пришла на передачу Дана Маргалита, чтобы сообщить, что слухи о ее смерти явно преувеличены. Она отрицала, что больна, и спросила Дана: «Я похожа на человека, у которого рак?» И действительно, выглядела она ослепительнее, чем обычно.

О последнем годе ее жизни свидетельства очень разноречивы. Коби Зар утверждал, что кормил ее с ложечки и посылал на помощь самых опытных врачей. Как говорят члены ее семьи, что его поведение было просто гнусным.
Так или иначе, за несколько месяцев до смерти Тами отремонтировала свою квартиру, рассталась с Коби и разрешила ему видеться с сыном в определенные часы. Он утверждал, что сестры Тами управляли ею и создавали между ними пропасть из-за денежных интересов. Бару, которому было пять лет, было тяжело видеть маму больной, и он перешел жить к отцу.

Мысль о Баре разрывала ее сердце. «Чего же все-таки я хотела? – спросила она, когда поняла, что ее конец близок. – Наварить кускус для всех друзей, которые придут на бар-мицву к Бару».

Эпилог

23 июля 1995 года Тами Бен-Ами умерла в хосписе Тель-Ха-Шомера. Провожать ее пришли тысячи людей. Через месяц после ее смерти открылось, насколько ужасные отношения были между ее семьей и Коби Заром. Очевидно, они не могли ему простить, что он не женился на Тами. Выяснилось, что она оставила два завещания. В одном она все свое наследство оставила Бару. В другом, написанном уже когда Тами получала большие дозы транквиллизаторов, ее сестры могли воспользоваться ее украшениями и страховкой жизни. В этом завещании был назначен опекун, который должен позаботиться об интересах Бара. Главное, что Зар не увидит ни копейки ее денег.

Бар живет сейчас со своим отцом, а споры о завещаниях все продолжаются. Тами Бен-Ами, королева моделей, умерла в возрасте 40 лет. Кажется, что все изменилось с ее смертью. Она возносилась на подиум даже в 36, высокая, завораживавшая своей тигриной грацией и экзотичностью. Последние пять лет жизни она все думала, что будет делать, когда уйдет с подиума, понимая, что это время скоро настанет. Тами создала модную коллекцию одежды из лайкры, которую любила носить сама. Именно в последний год своей жизни стала совладельцем косметической фирмы, собиравшейся выпускать линию ее имени, и надеялась на карьеру «бизнесвумен».

От всего этого остались каталоги, где она сфотографирована для «Готтикса», и тысячи фотографий красивой, улыбающейся женщины.

Изображение
Это она в красном
Изображение
А это Коби
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#11 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 14 Февраль 2007 - 11:52

Вспомнила о своей старой теме. Решила запостить пару прощальных материалов, ибо нету уже меня в "Силуэте", не хватает на все времени.

Это о художнице Тамаре де Лемпика (фамилия правильно написана? В разных источниках по-разному)

Тамара

Так кем же была Тамара де Лемпика? Сладострастной вакханкой, сибариткой и чревоугодницей, эротической танцовщицей в ночных клубах или одаренной художницей? Похоже, и тем, и другим, и третьим. Выставка ее работ в Королевской Лондонской академии представила на всеобщее обозрение жизнь одной из самых интересных и неистовых женщин в истории искусства. Она стыдилась своих еврейских корней и выдавала себя за русскую аристократку.

Тамара де Лемпика долгие годы была в центре внимания. О художнице ходили бесчисленные легенды, начиная с 20-х годов и до самой ее смерти. И в искусстве, и в жизни она была необузданной. Ее постоянно обсуждали и осуждали, но она продолжала жить, как хотела: творила, продавала свои работы и торговала собой.

Тамара де Лемпика родилась в России. Поехав вместе с бабушкой в Италию, она подпала под очарование Ренессанса. Ей было тогда 12 лет. Влияние Италии было столь велико, что она начала рисовать. Она рисовала роковых женщин, несущих отпечаток особой, своеобразной элегантности, преисполненных некой мужеподобной женственности, и "амазонок" (так называли тогда лесбиянок). Одним из ее любимых развлечений были вечеринки, где блюда изысканно раскладывали на обнаженных телах ее подруг.

Стиль де Лемпика напоминал искусство арт-деко 20-30-х годов. Почему же критики (причем именно мужчины) так беспощадны к ее творчеству? По всей видимости, они ощущали угрозу, исходящую от ее таинственной фигуры, излучавшую беспощадную и безудержную сексуальность.

Как писала в своей биографической книге Леора Кларидж "Арт-деко и декаданс", де Лемпика вела необузданный образ жизни, обожала наслаждения и развлечения. Даже среди парижан она считалась заядлой "тусовщицей", говоря современным языком. Она любила посещать ночные клубы с сомнительной репутацией и танцевала откровенно призывные танцы, выискивая партнеров для оргий. Особенно ее привлекали матросы, дипломаты, актрисы и проститутки. И не однажды она ложилась в постель с женщинами, одетыми по-мужски. Больше всего де Лемпика любила, когда ей ласкала интимные места юная красотка, в то время как сама Тамара ублажала красивого и статного мужчину – желательно моряка. Она также любила пить джин с содовой и нюхала кокаин, что усиливало ее ненасытность в сексе. После бурной ночи она шла в студию и рисовала. Де Лемпика стала знаковой фигурой, живым воплощением стиля арт-деко, символом своего времени. Она была единственной художницей, которая сделала себе имя сама (ее современницам приходилось становиться любовницами известных художников, чтобы прославиться). О Тамаре говорили, что она наглая, дерзкая и чувственная. Она охотилась за наслаждениями (говорят, страдала маниакальной депрессией) и говорила о себе: "Я делаю только то, что мне заблагорассудится, я ненавижу делать то, что "нужно"... Мой образ жизни никогда не был респектабельным. Я не такая, как все".
Если речь заходила о сексе, деньгах, еде или славе, да Лемпика не знала ни границ, ни стыда. "Ни одна женщина не имела такого влияния на мужчину, как Тамара, когда она соблазнительно выпускала дым из ноздрей", - свидетельствовал один из тех, кто знал ее лично.

Как известно, Мадонна, создавая свой имидж, черпала вдохновение из рисунков да Лемпике. Один из наиболее ярких примеров – это клип к песне "Voga", в который включен коллаж из фрагментов картин да Лемпике. Сам клип снят в голливудском стиле, который так близок самой Лемпика.

Журналист и критик из газеты "Сандей Таймс" писал: "Неудивительно, что Мадонна увлеченно коллекционирует ее рисунки. Творческая стратегия де Лемпике созвучна ее стилю. Задолго до рождения MTV де Лемпике меняла пол, внешность, имена (подписывая свои картины T. De Lempicka, она думала, что добьется большего успеха, если будут считать ее мужчиной). Я думаю, что ею стоит восхищаться уже за то, что она опередила свое время. Стиль рисунков Де Лемпика предвосхитил эпоху таблоидов".

Не только Мадонна гоняется за картинами де Лемпика. В числе поклонников знаменитой художницы и Джек Николсон, Барбра Стрезанд, Донна Карен.

Бабушка, любившая Тамару больше всех остальных внуков, увидев ее страсть к рисованию, оплачивала ее уроки. Но де Лемпика никогда не собиралась стать художницей. Она хотела быть светской дамой. Ей и в голову не приходило, что ей придется зарабатывать на жизнь, если бы не Октябрьская революция.


Она стыдилась, что ее отец покончил с собой

Тамара де Лемпика родилась в Москве в состоятельной адвокатской семье. Ее отец был евреем, а мама полькой. Но до конца жизни она отрицала свое происхождение, может, потому, что стыдилась самоубийства отца. Всем друзьям и знакомым она рассказывала, что родители развелись, а отец после развода исчез.

Тамара дважды выходила замуж. Ее первым мужем был польский адвокат Тадеуш Лемпика (аристократическое "де" она добавила уже потом, чтобы считали, будто она "голубых кровей"). С ним она познакомилась на карнавале, когда ей было 16 лет. Тамара, прекрасно понимая, насколько жительницы Санкт-Петербурга для нее недосягаемы, тщательно продумала маскарадный костюм. После долгих размышлений она появилась в деревенском наряде и с кошелкой, в которой были два гуся. Так она и танцевала.

Эта уловка развеселила гостей. Среди них был 22-летний статный и красивец граф Лемпика. Тамара тут же влюбилась: ее привлекла его неотразимая внешность и то, что вокруг него всегде вилась стайка воздыхательниц. Тамара поклялась, что граф будет принадлежать только ей. Она упорно добивалась своего, пуская в ход свое главное оружие – секс.

Через три года они поженились, Тамара к тому моменту была беременна. Это была не случайная беременность, а преднамеренная, часть реализации плана по завоеванию графа. Семья была против. Хотя Тадеуш был графом, но из-за расточительной жизни его семья разорилась до нитки. Молодой граф был невероятным лентяем, отказывался от любой, даже самой необременительной работы, куда его пытались устроить. Но Тамару это не остановило. Она твердо решила стать женой графа. И, когда она объявила о своей беременности, ее семье ничего не оставалось, как дать согласие на брак.
Когда произошла революция, Тадеуша арестовали за "контрреволюцию". И де Лемпика осталась один на один с новой реальностью, где ее ждали только голод и бедность. Она уговорила шведского консула помочь ей освободить ее мужа и бежать из России. Консул согласился, и Тамара щедро расплатилась с ним. Разменной монетой стал все тот же секс. Семья эмигрировала во Францию. Вскоре погиб старший брат Тамары, и ее младшая сестра переехала в Париж.

Прибыв во Францию, Тамара де Лемпика сказала о себе, что она полька и рождена в Варшаве. Она ненавидела коммунистов и боялась их режима. Но изнанка жизни в городе огней была неприглядной. Семья ютилась в убогом гостиничном номере. Кроме того, оказалось, для Тадеуша коммунистические застенки не прошло бесследно. Из красавца он превратился в развалину. Тамара во что бы то ни стало стремилась вырваться из нищеты. Она была убеждена, что она достойна лучшего, и сестра поддержала ее, когда Тамара решила вернуться к рисованию и превратить любимое занятие в ремесло.

Де Лемпика поставила себе цель разбогатеть. Она стала изучать рисунок. Во время учебы она почувствовала, что ее ограничивают, не давая самовыразиться. Тогда она перешла от Мориса Дениса к Андре Лота, у которого переняла кубистический стиль живописи. Она стала выставляться в галереях среднего класса, где висело множество картин. Ее друг, писатель Андре Жид, который был среди членов жюри этих галерей, всегда заботился о том, чтобы ее работы висели в хороших местах.
Вскоре о ней заговорили в высших кругах французского общества, поскольку она рисовала портреты по заказу. Она рисовала ученых, артистов, писателей и аристократов. Среди ее клиентов был барон Рауль Куфнер, ставший ее вторым мужем. О своем успехе Тамара говорила: "Чудес не бывает. Есть только то, что человек творит сам".


Смелые прикосновения

На стиль Де Лемпика влияли великие звезды Голливуда. Она убивалась по Грете Гарбо и даже выдумывала истории об их близких отношениях.

Нередко она находила героев для своих картин случайно. Однажды это случилось в доме одной из ее знакомых по лесбийскому клубу. Она раздела девушку, чтобы проверить, подойдет ли она как натурщица. Тамара обследовала девушку, сладострастно взглянула на нее, потрогала ее груди и вынесла вердикт: "У тебя достаточно круглые груди".

Де Лемпика вообще любила прикасаться к людям. Если ей кто-то нравился – мужчина или женщина, она чувственно прикасалась к их лицам, глядя в глаза.

Натурщика для картины "Адам и Ева", достаточно редкой в ее творчестве, потому что на нем изображена влюбленная пара, в то время как на остальных мы видим или оргии, или лесбийские утехи, она нашла на улице. Это был полицейский, который ходил вокруг ее дома. Мысль о рисунке родилась, когда натурщица Тамары откусила яблоко. "Когда я увидела, как соблазнительно натурщица откусила яблоко, у меня возникла мысль о современной Еве. Следующим шагом было найти Адама. Я сказала ей: "Продолжай есть". Я вышла на улицу, запачканная краской. Увидела знакомого полицейского, который часто бывал возле моего дома. Я спросила его, знает ли он меня, и он ответил: "Ну конечно!" У него даже была моя репродукция. Когда я спросила, не хочет ли он быть натурщиком, он согласился и остался в студии до утра".

На картине "Адам и Ева" сексуальность мужчины передана ярче, чем женщины. Фон картины – изображения американских актеров, частый мотив в ее творчестве. Влюбленная пара на картине не испытывает чувства вины, несмотря на съеденный запретный плод. И это отражает мировоззрение самой художницу. Эта картина принадлежала Барбре Стрейзанд и обошлась ей в 2 млн долларов.
Де Лемпика не сходила со страниц женских журналов. Она не только любила рисовать в голливудской манере, она любила сниматься как кинозвезда, хотя ее фигура была далека от голливудских стандартов. Она обожала свою внешность и притягивала к себе внимание стильной и вызывающей одеждой. Ее роскошная квартира на Монпарнасе, оформленная ее сестрой-архитектором в стиле арт-деко, была забита платьями из Парижа, ее авто и пышные вечеринки сделали ее главной темой разговоров среди элиты. На приемах де Лемпика часто ходили обнаженные официантки. По словам ее единственной дочери, Тамара боялась выйти из моды и делала все, чтобы не сходить со сцены.


Пыталась убить своего мужа

Блестящая жизнь требовала свою цену. Чем большей была известность де Лемпика, тем меньше времени оставалось у нее для семьи. Отношения с мужем, находившимся в депрессивном состоянии, все ухудшались. Иногда они даже дрались. Он хотел, чтобы у него была обычная жена, а она хотела блистать и вращаться в обществе. Дочь рассказывала, что однажды после возвращения с бурной вечеринки муж попытался поставить ее на место. Де Лемпика так разозлилась, что схватила нож и гонялась за мужем по всему дому. На его счастье, дверь лифта была открыта, и ему удалось убежать. Отношения с дочерью тоже были непростыми. Тамара старалась приходить домой между развлечениями, чтобы уложить дочь спать, но бывали времена, когда она исчезала, а иногда и обвиняла дочь, что та на стороне отца. Во время Второй Мировой войны, когда де Лемпика жила в Лос-Анджелесе, дочери удалось сбежать к ней из Европы. Тамара выдавала дочь за свою сестру, чтобы считали ее моложе своего возраста. "У меня нет детей, мои дети – это мои картины".
После войны Лемпика вернулась в Париж, развелась и на деньги своего второго мужа барона Куфнера вернулась в США. Но ее мечты добиться успеха в Америке разбились в пух и прах. Она вернулась в Париж, но ее карьера закатилась.

Заключив второй брак, она настояла на условии, что у них будут открытые отношения. Когда ее спросили в интервью, будет ли она по-прежнему ездить в Италию с любовниками, она ответила: "Всегда. Я люблю своего мужа, но мне для вдохновения нужны и другие. Я люблю, когда рядом со мной красивый мужчина, который говорит мне комплименты. Флирт мне необходим".
У Де Лемпика произошел кризис, когда она поняла, что ее искусство ничего не стоит. Она впала в глубокую депрессию. Перестала рисовать голливудских знаменитостей. Она побывала в тосканском монастыре и стала рисовать послушников и крестьян. Но ее новый стиль подвергли уничтожительной критике. Ведь, в сущности, жизнь людей из низших слоев оставляла ее равнодушной. Ничего нового ей создать не удалось.

После Второй Мировой войны она много ездила по Америке, Франции, России и Кубе, пыталась рисовать в абстракционистской манере, но ее попытки провалились. В конечном итоге, она решила сойти со сцены. После смерти второго мужа она переехала с дочерью в Москву, где продолжила рисовать.

В 60-е, на волне возрожденного интереса к ее рисункам, Тамара прервала молчание. Она вернулась к свету рампы и оставалась на первых ролях до своей смерти – до 1980-го года. Умерла Де Лемпика во сне.

Де Лемпика создала себе плохую репутацию. Художники считали ее посредственностью, которая пыталась изображать из себя знаменитость. Современники считали ее заносчивой и развратной. В Голливуде ее называли "баронессой с кистью" не были ей рады. Для них она была лишь "странной славянкой".
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#12 Пользователь офлайн   Yulka 

  • :)
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 8 280
  • Регистрация: 07 Февраль 04
  • Пол:Женский
  • Город:Бат-Ям

Отправлено 14 Февраль 2007 - 12:08

А это о поэтессе Сильвии Плат. Я ее совершенно не знаю, но очень интересная трагическая история. В конце статьи подборка стихов.

И, пожалуй, все. Была еще Фрида Кало, но куда-то подевалась. Но о ней и без меня в Инете можно много чего найти.

Песнь перед разлукой

Сильвии был 31 год, когда ее не стало. Ее образ, как и ее кончина, до сих пор привлекают к ней поклонников. Плат была одной из легендарных личностей 20-го столетия. История ее жизни вдохновила Голливуд на создание в 2003 году психологической драмы "Сильвия" с Гвинет Пэлтроу в главной роли. Этот фильм вызвал резкий протест ее дочери Фриды, видевшей в нем – и не без оснований – желание сыграть на обывательском интересе к подробностям смерти матери.

Сильвия была замужем за Тедом Хьюзом, одним из любимых поэтов в Англии. Ее творческое наследие невелико: несколько поэтических сборников, роман. Дневники... Но и в них не найти причин ее ухода в таком молодом возрасте. Говорят, что ее дневники подверг цензуре муж, он даже сжег два из них, где находился ключ к разгадке. Впоследствии Хью признался, что сжег дневники, и сказал, что так он пытался оградить детей. Лишь перед самой смертью он опубликовал "Письма ко дню рождения", где лишь отчасти поделился тем, о чем молчал долгие годы.

Я заклеил коричневой бумагой окна над столом,
Заткнул “берушами” воспаленные чувства
И погрузился на дно. В соседней комнате,
На самом краю освещенной солнцем скалы,
Ты стучала на своем новеньком “Гермесе”,
И пока меня, как мешок, тащило по дну реки,
Птенец твоей тревоги даже еще не проклюнулся.
(Перевод Глеба Шульпякова “Ивовая улица, 9”)

После смерти Сильвия стала поэтессой-мученицей, а Хьюз – олицетворением мужа-садиста, мрачного тирана, мизантропа, изменника и циника.

Жизнь Сильвии была бурной и насыщенной, полной страданий и испытаний. Но все равно нам никогда не понять, что же заставило молодую женщину, мать двоих детей, открыть заслонку и засунуть голову в духовку газовой плиты.


Она нашла утешение в творчестве

Литературные критики и биографы Сильвии Плат единодушно утверждают, что в ее несчастливом детстве таится зерно, выросшее в трагедию ее жизни.

Она родилась в Бостоне 27 октября 1932 года. И, как утверждают критики, родилась поэтессой. Сильвия была старшей дочерью эмигрантов из Германии и Австрии, кроме нее в семье был еще сын. Когда ей исполнилось шесть лет, отец слег и уже не вышел из своей комнаты в мансарде до самой своей смерти. Он умер в 1940-м году от диабета. Творчество, как призналась Сильвия в 11 лет, стало для нее убежищем и утешением. Она выплескивала на бумагу свою боль и тоску по отцу. Ее ранние дневники включают пробы пера: черновики стихотворений, переводы, короткие рассказы и просто обычные дневниковые записи.

В школе Сильвия записывалась на семинары литературного творчества, и учителя всечески поощряли и лелеяли ее талант. Ее первые стихи были напечатаны в журналах для юношества "17" и "Мадемуазель". Плат прекрасно училась, многим интересовалась, многим увлекалась. На ее ночном столике лежали тома Шекспира, Блейка, Бодлера, Рильке, Лорки. Поэтому неудивительно, что даже ее ранние стихи были выстроены в соответствии с классическими канонами. Для нее форма была не менее важна, чем содержание, что совсем не свойственно для поэзии юной девушки.

В 1953 году, когда ей исполнился 21 год, она получила место одного из редакторов журнала "Мадемуазель". Кроме того, ей присудили стипендию, включавшую месячное проживание в Нью-Йорке. Этот месяц был описан в ее единственном романе "Под стеклянным колпаком" как критический период ее жизни.

"Это было особое лето, знойное и душное, - писала Сильвия во вступлении к роману. – Этим летом казнили на электрическом стуле Розенбергов, а я не знала, что делаю в Нью-Йорке". Она бродила по городу в компании других стипендиаток. Они кочевали с одной скучной вечеринки на другую, покупали одежду в престижных магазинах и каждый вечер убивали в баре отеля. Но такой образ жизни был не для Сильвии. Здесь, в Нью-Йорке, проявились первые признаки ее маниакальной депрессии. Ситуация ухудшилась настолько, что ее матери пришлось ехать за ней и забрать домой. Дома ее ждало письмо, усилившее ее разочарование: "К сожалению, мы не можем вас принять на факультет литературного творчества Гарвардского университета".

Плат погрузилась в черную меланхолию. Ее матери пришлось обратиться к психиатру. Сильвию поместили в закрытую лечебницу, где она прошла болезненный курс лечения электрошоком и выписалась, вроде бы совершенно здоровой.


Первая попытка самоубийства

"Когда спросили у одного древнеримского философа, какую смерть он бы хотел принять, он ответил, что перерезал бы себе вены в ванной с горячей водой, - писала Плат в своем романе "Под стеклянным колпаком". – Я думала, это будет легко: лечь в ванную и наблюдать, как красный цветок, пульсируя, вырывается из моего локтя, пока не погружусь в сон в прозрачной воде, украшенной маками".

Попытка завершилась царапиной, которая быстро зажила. Через несколько недель она написала: "Сегодня утром я пыталась повеситься". Но и это не получилось.

Еще одна серьезная попытка была предпринята в августе того же года, когда Сильвии удалось взломать сейф, где мать прятала от нее снотворное. Она проглотила таблетки одну за другой, спустилась в погреб, забилась в угол под лестницей и стала ждать, пока "перед глазами засияют красные огни ". Два дня ее искали взволнованные мать и брат вместе с полицией Бостона. В конце концов ее обнаружили в подвале. Сильвию опять отправили в больницу.

Два следующих года прошли под знаком исцеления. Плат стала писать, отдыхать и строить планы. В 1956 году она получила стипендию от Кембриджа для особо одаренных студентов. Она увидела в этом свое спасение. Настал еще один важный этап в ее жизни.

Здесь она встретила Теда Хьюза. Это случилось на вечеринке в студенческом городке. В тот же вечер она описала их встречу: "Случилось самое страшное. Тот же высокий, темноволосый, аристократичный парень, о котором я спросила, как его имя, сразу войдя в комнату, но никто мне не ответил, направился ко мне и вонзил свой взгляд в мои глаза. Это был Тед Хьюз..."

"Мы были два молодых идиота, которые совершенно бездумно бросились в объятия друг друга", - сказал как-то Хьюз в частной беседе.

На вечеринке он затолкал ее в боковую комнату и поцеловал. "Он сорвал красную ленточку с моей головы. Я впилась зубами в его щеку. Когда мы выходили из комнаты, кровь текла у него по щеке".


Свадьба поэтов

16 августа 1956 года, через полгода после знакомства, они поженились. "Все горе и страдание, наполнявшие мою жизнь до этого момента, исчезли, - писала она матери. В тот момент она была на пике счастья. - Он красивый, приятный, блестящий, творческий и самый дорогой для меня мужчина. Я думаю только о нем, как бы его удовлетворить и как бы ему угодить".

Они жили в Лондоне возле Риджент-парка, в их комнатушке едва помещалась двуспальная кровать. На ней они писали по очереди. Оба работали преподавателями в Кембридже.

В апреле 1960 года родилась Фрида, старшая дочь. Ее колыбель стояла между кроватью родителей и маленьким столиком.

В январе 1961 года родился Николас, и семья пустилась на поиски дома в пригороде Лондона.

Плат пыталась посвятить себя материнству и зарабатывать поэзией. К тому времени в Англии Хьюз уже был звездой. Его первый сборник "Ястреб под дождем" поставил его во главе молодых многообещающих поэтов. Им заинтересовались также в США. К слову, Тед полностью соответствовал представлению о том, как должен выглядеть поэт: высокий красавец, в неизменном вельветовом пиджаке. Неудивительно, что он стал любимцем тогдашней прессы.

В конце концов, Тед и Сильвия купили очаровательный дом в деревне, а свою квартиру в Лондоне сдали Асе Гутман и ее мужу.

Будущее сулило только счастье. Сильвия мечтала растить своих детей на природе, писать и жить с дорогим человеком. Но пасторальный рай рухнул, когда она узнала, что Тед, прикрываясь записями песен в Лондоне, встречается с Асей Гутман.

Ревность лишила ее рассудка. Она закатывала скандалы, жгла его стихи, и он ушел из дома.

Плат писала матери об унижении, которое парализует ее, длинных ночах без сна и о творческом кризисе. Если творчество не служит средством связи с миром, мир ускользает от нее в небытие.


"Умирать - это искусство"

Сильвия погрузилась на дно одиночества. Письма, которые она писала матери, брату, друзьям в Лондон, обнажали полное замешательство и внутренний хаос. Она просила, чтобы ее навестили, но сразу вслед за этим посылала "молнию" о том, что ее состояние улучшилось. Она исхудала, почти не ела, была угнетена плохими заработками.

Тем временем в Лондоне Ася Гутман ушла от мужа и без остатка погрузилась в роман с поэтом-мучеником, который тем не менее бросил свою жену.

Когда мысли об этой паре перестали приводить Сильвию в исступление, она сорвалась с детьми в Лондон, чтобы начать жизнь с чистого листа. Она поправилась, купила модную одежду и стала посещать по вечерам литературные клубы.
Но на пороге стояла одна из самых суровых лондонских зим. Частое отключение электричества, замерзшая вода в трубах, поезда не ходили, город покрылся толстым слоем льда.
Запертая в доме с маленькими детьми, Плат стала погружаться в депрессию. Врач прописал ей успокоительное и посоветовал взять няню, которая освободила бы ее от постоянной заботы о детях.

Сильвия изо всех сил пыталась вернуться к нормальной жизни. Она звонила в агентства, чтобы нанять няню, и даже назначила встречу с психиатром.

Так выглядела ее жизнь внешне. Но в своем внутреннем мире она продолжала заигрывать со смертью, прикидывать разные варианты самоубийства. Смерть возвращалась и подзадоривала ее, и на этот раз Сильвия подготовилась тщательно.

Перед последней попыткой она уложила детей спать, поставила возле кроваток подносы со стаканом молока и тарелки с печеньем и затолкала полотенце под двери в их комнаты. Она набросала поспешно записку "позвоните врачу..." и указала имя психиатра, с которым у нее была назначена встреча на той же неделе. Закрыла дверь. Сложила вчетверо полотенце. Положила его рядом с газовой плитой, чтобы было удобнее стоять на коленях. Открыла газовый кран, засунула голову в духовку и погрузилась в смерть.
Строители, работавшие по соседству, почувствовали запах газа и взломали дверь.

Но было уже поздно.

Записка, которую оставила Плат, скорее всего, свидетельствовала о надежде на спасение.

Я – с улыбкою. Я – живучей
Кошки, которая Неминучей
Девять раз избегает. Мне
Тридцать. Это мой Номер Третий.
Что за причуда такая – не
Уцелевать раз в десятилетие?
(Из стихотворения Сильвии Плат “Восстающая из мертвых”,
перевод Виктора Топорова.)



Борьба с призраками

Сильвия Плат думала, что ее смерть отравит существование ее мужу Теду Хьюзу, но все вышло наоборот. Сильвия и Хьюз не успели развестись, и он стал наследником ее творчества и имущества. Отныне он открыто жил с Асей Гутман, которая взяла было на себя воспитание осиротевших детей. Через год после смерти Плат у них родилась дочь. Но призрак Плат не давал Асе покоя.

Она сняла для себя и своей дочери Шуры маленькую квартиру. "Тед занят больше детьми от Сильвии, чем нашей дочерью", - рассказывала она подруге. Самостоятельная роль, которую Ася попыталась взять на себя, не удалась. Одинокая жизнь с угнетала ее. Она чувствовала, что люди на улице указывают на нее пальцем, обвиняют в смерти любимой поэтессы.

В тот день, когда она с Тедом должна была ехать в Скотленд смотреть дом, где надеялась укрыться от сурового Лондона, она сломалась. Ася Гутман растворила в воде снотворное, напоила этим смертельным пойлом свою дочь, открыла газовый кран и легла с ней на кровать. Так их нашли мертвыми в объятиях друг друга.

Тед Хьюз стал "серийным мужем", из-за которого жены сводили счеты с жизнью. На него обрушился поток убийственных обвинений, главным образом, изощрялись феминистки. В целях самозащиты он сошел со сцены. Хьюз отказывался давать интервью, рассказывать о жизни Плат, которая вызывала всеобщее любопытство. Он уехал из Лондона и скрылся от всего мира, включая СМИ.
Затем он опять женился, публиковал сборники стихов, которые пользовались оглушительным успехом.
В 1998 году он умер.

В эксклюзивном интервью, которое он дал газете "Едиот Ахаронот" в связи с переводом его книги на иврит, он сказал: "Я не знал, что говорить детям о смерти их матери, поэтому молчал. Они выросли, не зная, что она покончила с собой. И я думаю, что я совершил ошибку".


Эпилог

Сильвия Плат, красивая, блестящая, многообещающая молодая поэтесса, оставила множество писем, дневников и стихов, которые вышли в свет после ее смерти. Ее считают поэтессой-мученицей, стремившейся к соединению с покойным отцом, но в то же время боровшейся с чувством безысходности и изо всех цеплявшейся за жизнь.
За несколько недель до своего ухода она написала свое последнее стихотворение "Леди Лазарь", где были такие строки:

Умирать -
Искусство, как и все другое.
Мне в этом мало равных.

Мне в этом привкус ада.
Мне это как взаправду.
Пожалуй, в этом - мое призванье.



Песня безумной девочки

"Едва глаза закрою - в мир иной
отходит мир. Открою - вновь цветет.
(Мне кажется, что ты придуман мной.)

Кружась, умчится звезд венок цветной.
Им тьма спешит на смену. Мир уйдет,
едва глаза закрою, в мир иной.

Мне виделось, поешь ты мне одной,
меня целуешь ночи напролет.
(Мне кажется, что ты придуман мной.)

Господь падет с небес. Утихнет зной
в аду. Исчезнет дьявол. Мир уйдет,
едва глаза закрою, в мир иной.

Мне думалось, что ты вернешься. Но
я забываю все за годом год.
(Мне кажется, что ты придуман мной.)

Зачем люблю не птицу я? Весной
они сюда вернутся. Мир уйдет,
едва глаза закрою, в мир иной
(Мне кажется, что ты придуман мной.)

Перевод Марии Фаликман


Южный рассвет

Смешались краски персика, манго, лимона...
Эти виллы – картинки из книжки –
Дремлют за шторами, предутренне сонные,
И как нарисованные карандашом
Или как кружево, связанное крючком, –
Ажурные их балконы. И –

Качая под ветром стрельчатыми стволами
Разграфлёнными,
как ананасы в колючих ромбах,
Пальмы – полумесяцем по берегу бухты
Взбрасывают фейерверк листьев огромных,
Разлетающийся веерами. И –

Рассвет, прозрачнее кварца, шаг за ярчайшим шагом
Нашу улицу золотит от конца до конца,
И вот над Заливом Ангелов, над голубеющей влагой,
Разрезанный арбуз солнца
Вы-ка-ты-ва-ет-ся...

Перевод Василия Бетаки

Луна и тис

Это свет рассудка. Космический. Голубой.
Черные деревья рассудка залиты холодной судьбой.
Травы, слагая свои горести к моим ногам,
Колют лодыжки, поклоняются мне, как своим богам.
Дымные, пьянящие испарения тишины
От моего ненадежного дома отделены
Только полосками надгробных камней, одна другой ниже,
Где выход отсюда, что будет за ним – я просто не вижу...

Луна – не дверь. Это лицо.
Горестное, тревожное, белое...
Луна утаскивает море, спокойно свое черное дело делая,
И рот ее как безнадежное “О”.

Я живу тут.
Колокола, потрясая небо по воскресеньям –
Восемь огромных языков (а я одна!), –
Дважды в день объявляют о Воскресении,
И деловито вызванивают свои имена.

Готический тис остро глядит в вышину.
Взгляд, по нему скользя, обнаруживает луну.
Мачеха моя луна,
Она не Мария, она не бывает нежна,
Летучих мышей и сов выпускают ее голубые одежды,
Как бы хотелось мне отвернуться от них – к нежности
Лица на фреске, смягченного колебаньем свечей,
Лица, склоняющего ко мне взор кротких очей.

Я, наверное, свалилась оттуда. Где звезды. Издалека.
Голубым и таинственным светом цветут облака.
Тут церкви святые холодно-невесомы при свете луны,
Их руки и лица от святости закостенели,
скамейки внизу холодны.
Луна сюда не глядит,
Пустынная в пустоте.
И тис твердит
Только о молчании и черноте.

Перевод Василия Бетаки

Тед Хьюз

Самый чёрный ворон

Однажды Бог в досаде на Адама
покинул небеса.
Тогда Адам, обидевшись на Бога,
бросил Еву.
Все сущее приблизилось к распаду.

Когда б не Ворон:
впившись в небеса и землю
когтями, он соединил их снова.

И человек рыдал – но божьими слезами,
и Бог кровоточил, но человечьей кровью.

И небо и земля скрипели в том союзе,
и расползлась зловонная гангрена
повсюду, воцарился ужас.

Агония не становилась меньше.

И человек не человек, и Бог не Бог.

Агония

росла,

а Ворон

каркнул:

"То мое творенье!"

И воспарил,

и сам себе казался

черным флагом.
"Мало быть умной, надо быть мудрой. Мало быть мудрой, надо знать, с кем дело имеешь"
0

#13 Пользователь офлайн   Пальчик 

  • Мастер Беседки
  • PipPipPipPip
  • Группа: Модераторы
  • Сообщений: 5 845
  • Регистрация: 22 Июль 05
  • Пол:Женский

Отправлено 15 Февраль 2007 - 10:17

Yulka, очень интересно про Лемпику, спасибо. Я только канву ея биографии знала.
Вот интересно, есть художники ( в широком смысле) совсем непохожие (внешне, во всяком случае) на себя творчеством.
Зато тут - одно к одному. :coquet: Эдакая... Кармен.

И "Сильвию" посмотрю обязательно. Гвинет Пэлтроу... одно золотое платье во "Влюблённом Шекспире" чего стоит. Обязательно! :D
...
0

#14 Пользователь офлайн   java lava 

  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Новички
  • Сообщений: 1
  • Регистрация: 17 Май 07

Отправлено 17 Май 2007 - 22:06

А у вас случайно нет фотографий Симоны де Бовуар? Может, посоветуете, где их можно найти?
0

#15 Пользователь офлайн   369 

  • старый кот, гуляющий по Сети
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 1 679
  • Регистрация: 12 Ноябрь 05

Отправлено 17 Май 2007 - 23:06

Просмотр сообщенияjava lava (17.5.2007, 22:06) писал:

А у вас случайно нет фотографий Симоны де Бовуар? Может, посоветуете, где их можно найти?


:super: Изображение

... и еще...
Изображение У меня файлы ruchki.sys и mozgi.dll кривые и битые!
0

#16 Пользователь офлайн   Лукерья 

  • Мастер Беседки
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 3 339
  • Регистрация: 24 Март 06

Отправлено 03 Сентябрь 2012 - 23:50

Хочу поделиться радостью.
Предыстория. Я была совсем девочкой. Папа выписывал журнал "Крокодил" который первым читала я - я первая приходила домой по будним дням, поэтому о содержимом почтового ящика узнавала первой. Как многие, я читала журналы с конца. В конце "Крокодила" были странички с зарубежным юмором. Однажды я прочла там рассказ, который так меня рассмешил, что я плакала от смеха. Перечитывая его раз за разом, запоминала фразы и трюки, сквозь хохот повторяла самые смешные (на мой взгляд). Однажды я проснулась ночью от собственного громкого хохота: мне приснилось, будто я - один из персонажей этого рассказа. Фраза "Ты совершенно здорова, мама!" осталась со мной на всю жизнь, и я забавляю ею себя иногда, вставляя её в чужие длинные и скучные монологи. Разумеется, никто не понял бы, что в ней смешного - для этого ему нужно было бы прочесть мой любимый рассказ. А его нигде давно нет - я даже не помню, в каком году он был опубликован, а в интернет-подшивке "Крокодила" найти его я не смогла.

Собственно, одно только название этого рассказа до сих пор вызывает у меня улыбку. Хоть ничего смешного в нём нет. Он назывался "Ночь, когда упала кровать".

Сейчас, минут 20 назад, я нашла его в сети! Перевод, правда, не тот, но, всё же, это тот самый рассказ, который так смешил меня в детстве! Вот он:



Джеймс ТЭРБЕР

НОЧЬ, КОГДА РУХНУЛА КРОВАТЬ
Половодье моих ранних дней в Колумбусе, штат Огайо, достигло высшей точки, наверно, в ту ночь, когда у папы рухнула кровать. Об этом, конечно, легче рассказать (но не в пятый или в шестой раз, на что жаловался один мой приятель), чем написать, потому что невозможно передать в достоверности все краски той невероятной ночи, если не опрокидывать стулья, не хлопать дверьми и не лаять собакой.
Вечером папа решил пойти спать в мансарду подальше ото всех нас, потому что в ней можно было спокойно думать, а мама была очень против. Старая кровать, говорила мама, там еле держится, и если она рухнет, папу может насмерть пришибить тяжелой спинкой. Но отговорить папу было невозможно, и в четверть одиннадцатого он закрыл за собой дверь и поднялся в мезонин по узкой винтовой лесенке. На той кровати обыкновенно спал дедушка, когда жил у нас, но несколько дней назад он куда-то пропал. Он имел привычку исчезать дней на шесть, после чего возвращался в дурном настроении и ворчал, что на федералистов напала целая прорва этих болванов, а у армии на Потомаке всё пойдет коту под хвост.
Тогда гостил у меня мой нервный кузен Бриггс Билл. Он всё боялся, что вдруг во сне перестанет дышать. Ему втемяшилось, что если он не будет просыпаться ночью каждый час, то задохнется. Поэтому он ставил будильник, чтобы просыпаться каждый час до самого утра, но я уговорил его бросить эти штуки. Он ночевал со мной в одной комнате, и я сказал, что сплю очень чутко, и сразу проснусь, если он перестанет дышать. В первую ночь он устроил мне проверку (я так и знал), и когда по моему ровному дыханию решил, что я уже заснул, начинал надолго задерживать своё дыхание. Но я, конечно, не спал и тут же окликал его. Это немного развеяло его страх, но для верности он всё же поставил склянку с камфарным спиртом на столик у изголовья: если я не разбужу его, и он окажется при смерти, то вдохнет камфару, а камфара, известно, и мертвого поднимет. Бриггс у нас в семействе был не один с заскоком. Старая тетка Мелисса Билл (она умела свистеть, как мужчина, заложив два пальца в рот) жила с предчувствии, что ей суждено умереть на Южной Высокой, потому что она родилась на Южной Высокой, и замуж вышла на этой же улице. А ещё была тетя Сарра Шоф. Та ложилась в страхе, что ночью явится грабитель и зальет ей под дверь хлороформ трубочкой. Чтобы избегнуть такой беды - а она боялась больше хлороформа, чем потерять свои богатства - тетушка всегда укладывала деньги, серебряную посуду и всякие ценности аккуратной стопкой перед дверью своей спальни и оставляла записку: "Это всё что у меня есть. Берите, но, пожалуйста, не пускайте в спальню хлороформ, потому что это всё, что у меня есть." А тетя Грейс Шоф тоже свихнулась на грабителях, но готовилась ко встрече с ними с большей стойкостью. Она была уверена, что грабители забирались в ее дом сорок лет подряд, а то, что ничего в нем не пропало, совсем не доказывало обратного. Она всегда рассказывала, что спугнула их как раз в ту секунду, когда они собирались что-то цапнуть, и запустила им вслед туфлей. Укладываясь спать, она собирала туфли и шлепанцы по всему дому и складывала их в кучу, чтобы были под рукой. Она гасила свет но через пять минут уже вскакивала с криком: "Послушай! Там кто-то стоит!" Муж ее махнул на всё рукой еще в 1903 году и крепко спал или делал вид, что спит. Во всяком случае, он никак не реагировал на ее дерганье и ворчание. Тогда она вставала сама, шла на цыпочках к двери, чуть приоткрывала ее и запускала туфлей с одной ноги в сторону прихожей, а с другой ноги - в другую сторону. Иногда за ночь она разбрасывала всю обувь, а иногда - одну всего одну пару.
Но я отклонился от замечательного случая той ночью, когда на папу рухнула кровать. К полуночи мы все уже были в постелях. Очень важно, чтобы вы представляли себе, как у нас располагались комнаты, а в них - домочадцы: потому что без этого вы дальше ровным счетом ничего не поймете. В верхней фасадной комнате (прямо под папиной мансардой) находились мама и мой брат Герман, который иногда напевал во сне, чаще всего: "Идем мы по Джорджии маршем" или "Христово воинство, вперед!" Бриггс Билл и я были в комнате рядом, в комнату брата Роя от нас надо было пройти через прихожую, а в прихожей ночевал наш бультерьер Рекс. Я же спал на армейской раскладушке: это была такая штука с ровной средней частью и двумя опускавшимися концами, как у раздвижного стола. Спящему лучше было не сползать на эти концы, когда они были подняты, потому что тогда раскладушка совсем опрокидывалась и захлопывалась со страшным грохотом. Вот это как раз и случилось часа в два ночи. Моя мама первая, вспоминая эту сцену, произнесла фразу: "В ту ночь, когда у папы рухнула кровать".
Спал я мертвым сном, и разбудить меня было очень непросто (Бриггсу я, конечно, наврал). Поэтому я сообразил, что' случилось, только когда железная раскладушка вывалила меня на пол и сама улеглась на мне. Я, ничуть не пострадав, так и продолжал лежать калачиком, а раскладушка возвышалась надо мной, как балдахин. Я не проснулся - может быть, только чуть-чуть - и опять провалился в сон. Но грохот мгновенно разбудил мою маму в соседней комнате, которая тут же решила, что случилось самое страшное, и большая кровать наверху рухнула на папу. Поэтому она вскрикнула: "Поднимайтесь сейчас же к бедному папочке!" Вот от этого крика, скорее даже не от крика, а от грохота раскладушки, проснулся брат Герман, который спал с ней в комнате. Он подумал, что с мамой припадок и закричал, чтобы успокоить ее: "Мама, ты здорова!" Так они и перекликались несколько раз: "Идите наверх к бедному папочке!" "Мама, ты здорова!" Теперь уже проснулся Бриггс, и я стал смутно понимать, что стряслось, но еще не успел сообразить, что лежу под раскладушкой, а не на ней. Бриггс из испуганных криков понял только, что он задыхается, а мы все стараемся привести его в чувство. С тихим стоном он схватил склянку с камфарой, но вместо того, чтобы понюхать, вылил ее на себя. В комнате завоняло камфарой. Бриггс стал ловить воздух, как тонущий, потому что от едкой жидкости ему и впрямь перехватило дыхание. Он выскочил из кровати и стал пробираться к окну, но набрел на то окно, что было наглухо закрыто. Рукой он выбил стекло, грохнувшее со звоном на тротуар перед домом. Вот тут-то я попытался встать и испытал то невообразимое и жуткое чувство, которое только и может возникнуть, когда кровать оказывается не под, а над тобой!
Еще не выбившись из сонного тумана, я, в свою очередь, решил, что весь шум от того, что меня отчаянно пытаются вызволить из этого невиданого и опасного положения.
"Освободите меня, - заорал я - освободите!" Кажется, мной овладел кошмар, будто я похоронен в шахте. "У-ух!"- выдохнул Бриггс, раскачиваясь в парах камфары.
В этот момент всё еще кричавая мама, за которой бежал всё еще кричащий Герман, пытались открыть дверь на мансарду, чтобы подняться и извлечь тело папы из под обломков. Но дверь была заперта и не поддавалась. Мама отчаянно дергала и колотила ее, отчего шуму и стука только прибавлялось. Рой и пёс тоже выскочили: один с вопросами, а другой с лаем.
А папа был дальше всех, крепко спал и проснулся только теперь от стука в дверь. Он решил, что в доме пожар и крикнул: "Иду, иду!" медленным и сонным голосом - ему надо было немало времени, чтобы очнуться. Маме, всё еще считавшей его погребённым под кроватью, почудился в этих словах траурный и отрешенный голос человека, идущего на зов Создателя. "Он умирает!"- вскрикнула мама.
"Со мной всё в порядке!"- завопил Бриггс, чтобы успокоить ее. Он решил, что беспокойство мамы вызвано его близостью к смерти. Я, наконец, отыскал выключатель, зажег свет, открыл дверь нашей комнаты и помчался с Бриггсом туда, гд были все. Пес, всегда недолюбливавший Бриггса решил, что это Бриггс всему виной, и бросился на него, а Рою пришлось отшвырнуть и крепко держать Рекса. Мы слышали, как папа осторожно вылезает из кровати наверху. Рой могучим рывком распахнул дверь на мансарду, и папа спустился по лестнице, сонный и недовольный, но живой и здоровый. Мама, увидев его, расплакалась, а Рекс завыл. "Что тут, ради Бога, случилось?" - спросил папа. Наконец, мы всё разложили по клеточкам, как гигантскую головоломку. Папа простудился, потому что ходил босиком, но никаких более тяжких последствий не было. "Я рада, - сказала мама, - которая во всём стремилась отыскать светлую сторону, - что там не было твоего дедушки".


----------------------

Перевёл с английского Самуил ЧЕРФАС
James THURBER
The Night the Bed Fell
0

#17 Пользователь офлайн   Кот 

  • Мастер Беседки
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 34 268
  • Регистрация: 27 Октябрь 05
  • Пол:Мужской
  • Город:-Израиль
  • Интересы:от астрологии до домашнего животноводства

Отправлено 04 Сентябрь 2012 - 03:15

Просмотр сообщенияЛукерья (03 Сентябрь 2012 - 23:50) писал:

...Однажды я проснулась ночью от собственного громкого хохота: мне приснилось, будто я - один из персонажей этого рассказа. Фраза "Ты совершенно здорова, мама!" осталась со мной на всю жизнь...
Во-первых, очень милый рассказ. Похоже, что его сочинили сразу несколько писателей: Джером, Марк Твен, Ильф и Петров...
Во-вторых, он мил тем, что я очень хорошо понимаю, почему ты запомнила этот рассказ, и почему запомнила на всю жизнь, и почему всю жизнь он тебя смешит... :rolleyes: :rolleyes: :rolleyes:
Замечательно. Что ты помнишь многие фразы на память!
Я хорошо знаю это состояние.:yes:
Слава Україні! Изображение
«Я такой умный, что иногда не понимаю ни слова из того, что я говорю». (Оскар Уайльд)
0

#18 Пользователь офлайн   Лукерья 

  • Мастер Беседки
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 3 339
  • Регистрация: 24 Март 06

Отправлено 04 Сентябрь 2012 - 10:22

Я так и знала, что ты меня поймёшь!!!!!!
0

#19 Пользователь офлайн   Кот 

  • Мастер Беседки
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 34 268
  • Регистрация: 27 Октябрь 05
  • Пол:Мужской
  • Город:-Израиль
  • Интересы:от астрологии до домашнего животноводства

Отправлено 04 Сентябрь 2012 - 12:10

Просмотр сообщенияЛукерья (04 Сентябрь 2012 - 10:22) писал:

Я так и знала, что ты меня поймёшь!!!!!!
Ask! :super:
Я очень смешливый!
Есть вещи, которые, возможно, окружающим не кажутся смешными, а я умираю от хохота всю жизнь!
Например, над сценкой из Тома Сойера, когда он красил забор...
Или над Безенчуком, "который к очкам привык, и носил с удовольствием".
Или над тётей Полей, которая "с тем же успехом могла носить вместо очков печные заслонки".
Или над той фразой, которая у меня в подписи (внизу)...
Мне так просто обратиться в хорошее настроение, что это просто удивительно:
вспомню такой эпизод, и вся суета становится суетой!
Иной раз, это не книги, не фразы и не рассказы, а, например, какие-то житейские вещи.
Старался я старался привязывать крючок, как можно более прочно… и вдруг!
У меня получился удивительный узел... без узла! Самый крепкий в мире!
Я запомнил, и повторил...
Мне стало смешно!
Я сделал модельку, и носил её в кармане... Еду в метро, и привязываю крючок...
На меня смотрят как на сумасшедшего – а я не могу удержаться от смеха!
Показываю людям, и говорю: "Смотрите"! - они смотрят и тоже начинают смеяться!
Наверно, такой узел знаком специалистам (есть даже наука такая - "Теория переплетений"), но мне все равно смешно!
Почему мне смешно?
А так! Смешно и смешно. Даже радостно.

«І нехай у нашіх ворогів пір`я в горлі виросте»!:loool:


Слава Україні! Изображение
«Я такой умный, что иногда не понимаю ни слова из того, что я говорю». (Оскар Уайльд)
0

#20 Пользователь офлайн   Лукерья 

  • Мастер Беседки
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участник
  • Сообщений: 3 339
  • Регистрация: 24 Март 06

Отправлено 04 Сентябрь 2012 - 12:16

:loool: Суперски!

У меня тоже в голове полно всяких смешных цитат, которые, верно, кроме меня никого и не насмешат. И свои "узелки" в кармане иногда появляются. Но здОрово, конечно, когда кто-то рядом так же понимает и над тем же смеётся, стоит только напомнить!
0

Поделиться темой:


  • 2 Страниц +
  • 1
  • 2
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей


лечение в Израиле

Внешний вид